Южная ссылка (1820-1824): романтический период творчества а.с. пушкина (кратко)

Расцвет романтизма в южной ссылке Пушкина

Пребывание Пушкина на юге с мая 1820 г. по август 1824 г. счастливо совпало с романтической порой «беспечной молодости», что, безусловно, ускорило развитие романтического метода в его творчестве.

«Романтически» начинается знакомство Александра Сергеевича с югом. Поэту, перенесшему в Екатеринославле лихорадку после купания в Днепре, разрешено выехать с семейством генерала Н. Н.

Раевского для лечения в Крым. Путешествие по Кавказу и древнему Крыму открыло «другой закон, другие нравы» и красоту южной природы.

Также от этого путешествия у Пушкина сохранятся впечатления от общения с дочерями генерала Раевского.

Удаленный из Петербурга за крамольные стихи, в годы южной ссылки, поет, попадает в Центр декабристского движении: в Кишиневе он встречается с Пестелем, Раевским, Орловым. Бывает в Каменке (в имении Давыдовых близ Киева), где собираются вольнодумцы.

По более позднему признанию Пушкина, он «поддерживал связь с большой частью заговорщиков того времени».

В порывах «бешеной юности» Пушкин – «бес арабский», «праздный гуляка» — способен и на «безумное веселье». Но остается верен не только себе и в других делах. Упорно шлифует он собственный характер.

Творчески вживается опыт мирового романтизма: в эту пору он, по собственному признанию, «сходил с ума» от поэзии Дж. Байрона.

Стихотворением «Погасло дневное светило…» (1820) открывается байронический период в творчестве Пушкина. Прогрессивные идеи английского романтика находят живой отклик у русского поэта-вольнодумца. В стихотворении «Погасло дневное светило…», по наблюдениям пушкиниста Н. Скатова, поэт «впервой возгласил о праве своего таланта на воплощение личных мыслей и даже поворотов своего настроения».

Пушкинская лирика наполнена романтическими символами: океана, грозы, ночи как одной из поры поэтических откровений, заполняется жаждой идеально прекрасного и лирической экспрессией. Стремление к свободе воплощается в образах Узника, в поступке человека, дарующего свободу птице «в светлое воскресенье» Благовещения («Птичка»), в «свободной стихии» моря («К морю»). Символом борьбы за политическую свободу предстает «карающий кинжал» («Кинжал»).

Под влиянием «восточных» поэм Байрона создается цикл «южных» поэм: «Братья-разбойники», «Кавказский пленник» и др. В «Кавказском пленнике» выписан характер, воссоздающий дух романтизма и мироощущение поколения молодежи — разочарованной, предрасположенной к «преждевременной старости души». Для Пушкина образы пленника, черкешенки — первый опыт создания характера.

Позже, оценивая его, поэт скажет: «Все это молодо, слабо, неполно; но большинство верно выражено и угадано». «Кавказский пленник» открыл для русской культуры Кавказ: национальные обычаи, традиции горцев, природу и общий дух. Открытием лиро-эпической поэмы стали образы «девы гор» — черкешенки — и героя, в котором большинство современников увидело «свое собственное отражение».

В основу сюжета «южной» поэмы «Бахчисарайский фонтан» легла легенда о создании «фонтана слез» ханом Гиреем в знак любви к прекрасной «пленнице гарема» Марии Потоцкой.

В поэме воспевается романтическая любовь — возвышенная, страстная, единственная.

Таинственному чувству любви подчинены благородное смирение Гирея к отвергающей его «невинной деве» Марии и плотская чувственность рожденной «для страсти» Заремы.

Романтизм в поэзии Пушкина развивается столь мощно и ярко, что вскоре приносит ему славу главы русского романтизма. Поэтом переосмыслено, переоценено наследие мирового романтизма. Пушкин далек от романтических крайностей, его муза никогда не теряет связи с реальной действительностью, романтическая идеализация сверяется с правдой жизни.

Однако жизнь непременно возвращает романтика к суровой реальности. Создатель «Вольности», «Кинжала» болезненно переживает поражение революций в Греции, Испании. В состоянии духовного кризиса написаны горькие строки: «К чему дары свободы стаду? / Их должны стричь или резать» («Свободный сеятель пустыни…»).

После двухлетней службы в Кишиневе под началом доброго генерала И. Н. Инзова ссыльного поэта переводят в Одессу. Начальник края граф Воронцов не желает почитать великий талант.

Коллежского секретаря Пушкина отправляют на сбор сведений о саранче. От него требуют исполнения оскорбительных служебных обязанностей. В ответ Воронцов получает едкие эпиграммы.

Отношения обострились из-за увлечения поэта Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой, женой графа.

Упоминания Пушкина в частном письме об увлечении атеизмом оказалось достаточно, чтобы юг «сменился» севером — ссылкой в Псковскую губернию. Уже в Михайловском в завершаемых стихотворении «К морю» и поэме «Цыганы» произойдет окончательное прощание с юностью, байронизмом и романтизмом.

Поэма «Цыганы» (1824), по словам В. Г. Белинского, — поворотное произведение в русской литературе.

Ее автор перерос русского читателя и готов вести его за собой: «Он уже стал настоящим художником, глубоко вглядывающийся в течение жизни и мощно овладевший своим талантом».

В поэме в типичном для романтизма эмоционально-экспрессивном стиле поэтизируется жизнь цыганского племени и представлен типичный романтический герой — изгнанник, скиталец Алекс, нашедший приют и даже Любовь в семье «диких», не испорченных цивилизацией цыган.

Автор «Цыган» приводит читателя к новому пониманию исключительных романтических ситуаций и личностей. Культ романтического индивидуализма развенчивают преступно эгоистические чувства и поступки Алеко. Ключ к оценке совершенного им преступления дает многосторонняя мотивация, несвойственная романтической поэтике.

Убийство Цыганки Земфиры не только не преподносится как романтический протест против общества, но резко осуждается автором. Сущность Алеко точно определена: «его преследует закон», «Алекс страшен», «гордый человек», «Ты для себя лишь хочешь волн».

Преступный эгоизм обнажен в сравнении со старым цыганом, давшим право неверной Мариуле любить другого.

Белинский был прав, утверждая, что автор «Цыган» «явился уже воспитателем для будущего поколения». «Цыганы» подводят итог романтическим исканиям в познании личности, философии жизни, приближении литературы к реальности.

Источник: https://www.lang-lit.ru/2015/11/rastsvet-romantizma-v-yuzhnoy-ssylke-pushkina.html

Южная ссылка Пушкина. Творчество и биография

Южная ссылка Пушкина — 1820—1824 гг. Стихи А. С. Пушкина, не предназначавшиеся для печати и направленные против значительных лиц, включая императора, бродили по Петербургу и вызывали раздражение.

Не менее шокирующим было и поведение молодого поэта: он проповедовал вольнодумство и независимость не только стихами, но и собственным образом жизни. В конце концов его вызвали для объяснений к генерал-губернатору. Заступничество друзей и снисходительность официальных лиц несколько смягчили наказание.

Пушкин был отправлен в ссылку, которая формально имела вид служебной командировки на юг России.

В так называемую «южную ссылку» Пушкин отправился мелким чиновником, пишущим бойкие стихи, а вернулся первым поэтом России, автором «Руслана и Людмилы«, чрезвычайно популярных романтических поэм, первых глав «Евгения Онегина«, ряда великолепных «пиес» — так тогда называли лирические стихотворения.

Сначала Пушкин был прикомандирован к генералу Ивану Никитичу Инзову, главному попечителю и председателю Комитета об иностранных поселенцах на Юге России. Задачей комитета было обустройство новых земель, недавно приобретенных и завоеванных Россией.

Выехав из Петербурга, Пушкин через Екатеринослав отправился в Кишинев, где и прожил до своего перевода в Одессу в 1823 году. Участник многих войн, храбрый и честный Инзов был добрейший человек, испытывавший к Пушкину отеческие чувства.

Он не загружал юного поэта служебными делами, предоставил ему максимально возможную свободу, а самым большим наказанием за многочисленные «шалости» был домашний арест с конфискацией сапог. Очень часто такие аресты спасали Пушкина от грозивших ему более крупных неприятностей. Вдали от Петербурга поэт не был лишен и светского общества.

В то время на Юге России находились многие его знакомые, судьба сводила с людьми, оставившими в жизни Пушкина заметный след. В эти годы он черпал знания не из книг, а из живого общения с мыслящими людьми.

Кишиневский период жизни Пушкина на первый взгляд казался продолжением петербургского и отличался, пожалуй, только количественно: больше было «шалостей».

Поэт беспрерывно влюблялся, дрался на дуэлях, поражал кишиневских жителей своими экзотическими нарядами — то оденется греком, то турком, то молдаванином, то евреем, — жил в цыганском таборе, был посетителем театра, где ходил по ногам, как Онегин, и участником все тех же дружеских пирушек и споров о политическом устройстве России.

И все-таки жизнь Пушкина на Юге была иной, чем в Петербурге. Он напряженно ищет свою дорогу, и не только в поэзии. Ведь поэт — не только тот, кто пишет стихи, поэт — это образ жизни. Раньше, например в XVIII веке, Ломоносов был ученым и поэтом.

Державин был поэтом и государственным чиновником, и это было в порядке вещей: ты служишь государству, а пишешь для себя. Эпоха XIX века, эпоха романтизма установила иной принцип: поэзия и жизнь неразделимы. Поэт — человек с определенной судьбой.

А судьба вела Пушкина к романтизму. Необходимый набор «требований» к жизни поэта-романтика был налицо.

Во-первых, он был изгнанником, покинувшим свет, сменившим фальшивую, неестественную обстановку, полную условностей и лжи, на жизнь естественную, природную, среди полудиких, но свободных людей, не испорченных цивилизацией.

Неважно, добровольное или нет было это изгнание. Пушкин сравнивает себя то с Овидием Назоном, то с лордом Байроном, то с Наполеоном.

Обратим внимание: в стихотворении «К Овидию» Пушкин называет себя «самовольным» изгнанником, и эта поэтическая неправда была, конечно же, допущена под влиянием судьбы и поэзии Байрона.

Как раз в это время читающая Россия открывает для себя творчество английского лирика, и его поэзия становится невероятно популярной. Добровольное изгнанничество, бегство от света — судьба героев Байрона, их бог — свобода.

Именно под влиянием этого поэта Пушкин осваивает новый для себя жанр — романтическую поэму, динамичную, короткую, остросюжетную, создает новый тип героя — свободолюбивого, разочарованного индивидуалиста, для которого единственным и последним спасением становится любовь, обычно трагическая, не способная вернуть героя к жизни. Для большинства современников Пушкин стал известным поэтом благодаря своим «южным поэмам» — «Братья разбойники», «Бахчисарайский фонтан», «Кавказский пленник», «Цыганы».

Необходимой чертой романтического героя и романтического поэта должна быть роковая, «потаенная» любовь, которая часто и становится причиной бегства. Исследователи называют разные имена женщин, ставших «потаенной» любовью Пушкина на Юге.

На самом же деле «безумная любовь», воспетая поэтом, не связана конкретно ни с кем, она вошла в пушкинскую поэзию так же, как в нее вошло Черное море, торы Кавказа, реальные кишиневские и одесские друзья, ставшие вообще морем, вообще горами и вообще друзьями.

Роковая любовь в сочетании с преждевременной старостью души и жаждой свободы наполнила еще один новый для Пушкина жанр — романтическую элегию. Вероятно, начиная с «южных элегий», любовная лирика становится ведущей в пушкинской поэзии.

Но романтическое мировоззрение включало в себя не только жажду свободы, не только способность к сильным чувствам, не только преждевременную старость души, идущую от глубокого знания жизни и людей, но и безотрадный пессимизм, ироническое отношение ко всем святыням, безверие.

Лучше всего эта черта обозначена словом «демонизм», ведь демон, по тогдашним представлениям, — это падший ангел, потерявший веру, изгнанник, получивший полную свободу в полном одиночестве. Черты демонизма есть в героях романтических поэм Пушкина, их видели или хотели видеть в реальных людях — Байроне, Наполеоне.

Пушкин воплотил их в стихотворении «Демон«.

Все то, что в пушкинском «Демоне» отрицает «злобный гений»: красота, творчество, любовь, свобода, серьезное отношение к жизни, — было для поэта непререкаемыми ценностями.

Если демон из стихотворения ничего не хотел благословить во всей природе, то добрый гений Пушкина умеет найти радость в любом моменте жизни, благословить высшую справедливость судьбы, даже если она кажется неправедной.

Вспомним стихотворение «Птичка«:

Я стал доступен утешенью;
За что на Бога мне роптать…

Здравый смысл, чувство меры, красоты и гармонии, честь заставили поэта раздвинуть ставшие для него тесными рамки романтизма. Этот перелом начался в Одессе, а завершился в Михайловском — родовом имении, где продолжалась ссылка поэта после ссоры с одесским генерал-губернатором Воронцовым.

Южная ссылка Пушкина закончилась – поэт возвращался на север известным, окруженный романтическим ореолом изгнанничества, роковой тайны любви, словно живое воплощение литературных образов из своих поэм. Таким он представлялся читателям. На самом деле, в Михайловское ехал человек, переросший свою поэзию.

Источник: В мире литературы. 10 кл. / А.Г. Кутузов, А.К. Киселев и др. М.: Дрофа, 2006

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/pushkin_a_s/juzhnaja_ssylka_pushkina_tvorchestvo_i_biografija/53-1-0-343

А. С. Пушкин: 1820-1824, южная ссылка. Краткое содержание основных произведений

Очень интересным временем с точки зрения биографии и творчества оказалась южная ссылка Пушкина. Кратко рассказать о ней — задача не из легких. Период южной ссылки – это время с мая 1820 года по июль 1824. Считается, что это поворотный этап как в творчестве, так и в жизни Александра Сергеевича.

Статус Пушкина изменился. Он все еще был чиновником, однако превратился в поэта-изгнанника, опального дворянина. При этом не было установлено сроков службы Александра Сергеевича вдали от Петербурга. Таким образом, ссылка могла превратиться в бессрочную.

Дальнейшая судьба его зависела лишь от политической обстановки в стране в то время, когда жил Пушкин. 1820-1824 — южная ссылка. Краткое содержание основных произведений этого периода, а также биографические сведения об этом времени представлены в нашей статье.

Читайте также:  А.с. пушкин. "сказка о царе салтане": читать текст

Кратко рассказывая о ней, стоит упомянуть, что поэт подолгу гостил в Каменке (Киевская губерния), в имении Давыдовых, с ноября 1820 года по январь 1821.

Это место являлось одним из центров, где собиралась оппозиция режиму правления Александра I. Поэт посетил также Одессу, Киев, а в конце 1821 года совершил путешествие по Молдавии вместе с И. П. Липранди.

Творчество Пушкина в южной ссылке основано на всех этих и множестве других впечатлений.

Сближение с революционерами

В Каменке и Кишиневе Александр Сергеевич общался с членами тайного Южного общества и «Союза благоденствия» (В. Л. Давыдовым, П. И. Пестелем, П. С. Пущиным, В. Ф. Раевским, М. Ф. Орловым). Период южной ссылки Пушкина был яркой страницей биографии поэта, полной внутреннего драматизма. Она вовсе не отрезвила его, он не смирился и не покаялся.

Южная ссылка в жизни Пушкина отмечена тем, что он выступает в ореоле жертвы тирана, мученика свободы. Политический темперамент и вольномыслие привели Александра Сергеевича к тесному сближению с радикальными критиками режима. Пушкин хотел сделать их своими друзьями. Он считал, что вот-вот воплотятся в жизнь мечты о «вольности святой».

И Пушкин хотел окунуться в политическую борьбу вместе с заговорщиками.

Поэта уже не привлекали былые символы веры – заря «свободы просвещенной» и «звезда пленительного счастья». Он не уповал уже на мудрость деспота.

В период южной ссылки Пушкина снедало нетерпение, он видел в «карающем кинжале» «стража свободы». Однако надежды на то, что его слово поможет в общем деле, через некоторое время рассеялись.

Друзья начали уверять поэта в том, что не существует никакого тайного общества.

Романтическая лирика

В годы южной ссылки Александр Сергеевич выступает ярким поэтом-романтиком. В его лирике главное место стало принадлежать романтическим жанрам. Это дружеское стихотворное послание и элегия. Александр Сергеевич увлекся и романтической балладой.

Пушкин написал в южной ссылке «Песнь о вещем Олеге». Особенно полно внутренний мир Александра Сергеевича раскрылся в это время в элегиях («Я пережил свои желанья…», «Редеет облаков вечерняя гряда…», «Погасло дневное светило» и др.).

Это своеобразные романтические эпиграфы Пушкина к новой главе своей творческой биографии. В них заметна резкая грань между годами жизни в Петербурге, наполненными пирами, дружеским общением, радостями любви, и жизнью «в изгнанье скучном».

Лирика Пушкина, как всегда, автопсихологична. Эквивалентом мироощущения поэта стала романтическая образность стиля.

Послания

Александру Сергеевичу настоящее виделось неопределенным, унылым и бесприютным. Часто появлялись психологические параллели с другими опальными поэтами – Овидием, Баратынским и Байроном.

В 1821 году Пушкин создал послание «К Овидию», а также историческую элегию под названием «Наполеон».

Яркие образы странников и изгнанников представлены также в посланиях к Баратынскому, написанных в 1822 году.

Отметим, что для посланий характерны такие жанровые особенности элегий, как фрагментарность, быстрая смена чувств, исповедальность. Для Александра Сергеевича они являлись формой обращения как к новым знакомым, так и к друзьям из Петербурга. Круг адресатов очень широк: Н. И. Гнедич, А. А. Дельвиг, П. А. Вяземский, П. А. Катенин, П. Я. Чаадаев, Е. А.

Баратынский, Ф. Ф. Юрьев и др. Эти послания порой становились письмами-исповедями. Александр Сергеевич размышлял в них о жизни в изгнании, порой вспоминал радость общения со своими друзьями.

В таких произведениях, как «Послание цензору», «К моей чернильнице», «К Овидию», представлены раздумья поэта о ситуации в литературе, о творчестве, о превратностях судьбы.

Южные поэмы Пушкина

Психологический облик Александра Сергеевича был запечатлен в созданной им лирике. В поэмах представлена модель действительности, преломленной в романтическом ключе. Для многих отечественных поэтов-романтиков она впоследствии стала актуальной. В 1821 году Пушкин создал свою известную поэму под названием «Кавказский пленник».

В период с 1821 по 1822 год он трудился над «Братьями-разбойниками», в 1821-1823 гг. – над «Бахчисарайским фонтаном». В 1824 году, уже в Михайловском, он завершил свою поэму «Цыгане». Считается, что эти произведения – главное достижение Александра Сергеевича в годы южной ссылки.

Поэмы вызвали разноречивые оценки критиков и читателей, однако упрочили славу их автора как главного поэта России.

Особенности цикла

В цикле южных поэм всего 4 произведения, которые не связаны друг с другом ни героями, ни содержанием. Однако у них общий смысловой стержень. Главные герои этих произведений – уверенные в себе, сильные люди. Кроме того, поэмы объединяет тема свободы, которая всплывает так или иначе по ходу действия.

Первоначально цикл задумал как состоящий из трех произведений Александр Пушкин. Южная ссылка дала ему материал для этих поэм, которые создавались в период с 1820 по 1823 год. «Цыганы» были написаны в следующем году и включены в цикл намного позже.

Страстные и свободолюбивые, необузданные, порой холодные и жестокие герои привлекают нас не только реалистичностью и самобытностью, но и тем, что они были созданы в сложный период для русской литературы. Их возникновение было закономерным. Автор создал эти произведения по канонам романтизма, однако герои его поэм все-таки несколько иные.

Их образы целостные, более сильные. Отличие поэм Пушкина от традиционного понимания романтизма состояло и в том, что предыстория в творениях Александра Сергеевича полностью отсутствует. Герой представлен в отрыве от своего прошлого. О его прежней жизни мы можем судить лишь по обрывочным фразам и воспоминаниям.

Герой живет и действует в настоящем.

Поэма «Кавказский пленник» (Пушкин)

1820-1824 — южная ссылка, краткое содержание основных событий которой было изложено выше. Для понимания этого периода в творчестве Пушкина предлагаем обратиться к его поэме «Кавказский пленник». Здесь главный герой оказывается непокоренным, свободолюбивым. Мы можем лишь догадываться о его прошлом.

В тексте есть намек на то, что это выходец из высшего общества. Герою наскучил свет. Он сбежал от него на Кавказ, ища внутреннюю свободу. Однако здесь он оказывается в плену. Таким образом, свобода, к которой стремится герой, – всего лишь иллюзия. Настоящая свобода находится внутри самого человека. Никакие внешние обстоятельства не способны укротить ее.

А вот внешняя свобода оказывается обманчивой. Главный герой считал, что в неволе жить не сможет. Однако он незаметно привык к плену. Любовь юной черкешенки дает ему возможность осуществить побег. И он убегает, тем самым обрекая возлюбленную на самоубийство. Сердце этой девушки было горячим, в отличие от холодной души героя.

Именно черкешенка в действительности оказывается свободной и вольнолюбивой.

«Цыганы»

С описанным выше произведением перекликаются «Цыганы», в основном в плане героев. Оно также относится к интересующему нас периоду, так как его создал в 1824 году Пушкин (1820-1824 — южная ссылка). Краткое содержание и особенности этого произведения мы также предлагаем рассмотреть.

Образ Алеко на первый взгляд очень похож на персонажа из «Кавказского пленника». Однако он оказывается тщательнее проработанным, более сложным. Герой, «преследуемый законом», покидает мир. Скорее всего, перед нами беглый преступник или каторжник.

Он считает, что сможет обрести счастье и покой в цыганском таборе, где живут люди, не связанные ничем, за исключением чувств. Однако табор не принимает Алеко.

Он оказывается всего лишь попутчиком, чуждым этому народу и неспособным понять его свободолюбивую душу.

Алеко влюблен в цыганку Земфиру. Рассказывая ей о высшем обществе, он говорит, что люди там гонят мысли, стыдятся любви, торгуют волей, склоняют головы перед идолами и ищут денег да цепей. Влюбившись в цыганку, герой поэмы хочет быть с ней вечно, однако душа его находится в плену темной страсти. Алеко все еще не может понять внутреннего духа этого народа и принять его.

Чем же завершается поэма «Цыганы»? Пушкин хочет сказать, что для главного героя пророческим становится рассказ цыгана о его неразделенной любви и о том, как от него ушла жена.

Однако мудрость этого рассказа он постичь не способен, считая, что он не из тех, кто не способен удержать любовь. Алеко готов бороться за свои чувства, однако делает это неверно.

Его взор застилает пелена ревности, в порыве которой он убивает свою неверную возлюбленную. И цыгане отвергают человека, сердце которого оказалось таким жестоким.

Мудрые и добросердечные люди, тем не менее, могут понять страсть этого героя, поэтому не лишают его жизни. Они говорят ему, что он хочет воли лишь для себя, поэтому недостоин настоящей свободы чувств. Классические романтические произведения имеют счастливый финал.

Герой обычно побеждает, а все неприятности заканчиваются хорошо. Однако поэмы Александра Сергеевича завершаются отнюдь не счастливым финалом. Благодаря этому они становятся более реалистичными и жизненными, а также драматичными. Именно драматизм позволяет нам лучше понять характер того или иного героя.

Это хорошо иллюстрирует поэма «Цыганы» (Пушкин).

Начало работы над «Евгением Онегиным»

Образы мятежных духом, сильных людей, описываемые поэтом, продолжат свое существование, приобретая многогранность и постепенно усложняясь. Евгений Онегин – герой, в лице которого этот тип получит новую жизнь.

Александр Сергеевич начал работать над одноименным романом в стихах в Кишиневе в мае 1823 года. Как вы помните, время, которое провел на юге Пушкин, — 1820-1824 (южная ссылка).

Краткое содержание романа «Евгений Онегин», завершенного в 1831 году, — тема отдельной статьи.

Итак, июле 1824 года закончилась южная ссылка Пушкина. Произведения, написанные в 1820-24 гг., до сих пор вдохновляют многих.

Источник: https://autogear.ru/article/229/072/a-s-pushkin—yujnaya-ssyilka-kratkoe-soderjanie-osnovnyih-proizvedeniy/

Пушкин во время южной ссылки (1820-1824 гг.)

Пушкину грозила исправительная ссылка в Сибирь или в Соловецкий монастырь. Это означало бы полную изоляцию от общества, от литературы, суровые условия жизни, строгий надзор. Но поэт сам явился к столичному генерал-губернатору графу М. А. Милорадовичу и добровольно выдал тексты запрещенных стихотворений.

Благодаря этому (а также заступничеству Карамзина) весной 1820 г. он отбыл в мягкую, воспитательную, ссылку на юг, под начало добросердечного генерала И. Н. Инзова.

Поэта лишили права появляться в столицах, в крупных городах, обязали выполнять служебные поручения, зато он сохранил личную свободу, возможность творить, наслаждаться приятным тёплым климатом.

Но с каждым годом ссыльный Пушкин всё болезненней, всё острее переживал оторванность от друзей, от столичной жизни, от литературной среды. В апреле 1823 года он с тоской писал Петру Андреевичу Вяземскому: Мои надежды не сбылись: мне нынешний год нельзя будет приехать ни в Москву, ни в Петербург.

До 1822 года Пушкин хотя бы чувствовал себя своим среди враждебной правительству молодёжи; по пути в ссылку он гостил в киевском имении Каменка у будущих декабристов, вёл смелые разговоры с кишинёвцами.

Не будучи членом тайных обществ, Пушкин на юге поддерживал дружеские отношения с их вождями и активными сотрудниками, переписывался с членами Северного общества (прежде всего с К. Ф. Рылеевым). С 1823 года в его письмах с ними, начинается разлад.

Для поэтов-декабристов литература была средством достижения нравственных и политических целей очень важным, но всё-таки средством. Для Пушкина она всегда оставалась таинственной областью вдохновенья, звуков сладких и молитв.

И чем дальше, тем дальше поэт опасался их культурного диктата, их чересчур практичному отношению к искусству, их желанию поставить лиру на службу общему делу, превратить литературу, как он иронично выразился в одном из писем к Рылееву, в республике словесности.

Отчуждение постепенно нарастало. Кроме того, в середине 1823 года Пушкина перевели в Одессу, в распоряжение к куда более сурового в отношении с подчинёнными начальника генерала Воронцова.

(Воронцов отправил Пушкина обследовать местности пострадавшие от саранчи; оскорбившись, поэт представил отчёт: Саранча летала, летала, села… и всё съела). С трудом перенося провинциальную скуку, Пушкин то обдумывал планы побега за границу, то перебраться в среднюю полосу Росси.

В августе 1824 года его переведут на жительство в фамильное имение Михайловское недалеко от Пскова, под надзор полиции. (Содействовать властям поэта согласился отец поэта, что окончательно испортит их отношения.)

Но душевное смятение, страдание, тоска преобразовались в лирическую гармонию и в поэзии Пушкин словно переживал ещё одну, несравненно более свободную и гармоничную жизнь.

На юге зазвучал в полную силу его лирический голос. Именно по пути в ссылку, летом 1820 года, были созданы романтические элегии Погасло дневное светило … и Редеет облаков летучая толпа …. Последнее стихотворение не поддается однозначному истолкованию.

Но поэт и не стремится к ясности, его стихи должны быть чуть-чуть туманными, как сам пейзаж в туманных сумерках.

Торжественные образы ночного море и предзакатных гор, утраченная любовь, трепетная интонация, недоговоренность всё это приметы романтизма, во власти которого пребывал тогда Пушкин.

Стихи, созданные на юге, постепенно складывались в один поэтический сюжет. Они превращались в лирический роман, повествующий о поэте, изгнанном властью на окраину империи, не раз обманутом молодыми ветреницами, но не изменившем главной своей любви, — внутренней свободы. Власть не может отнять у него внутреннюю свободу.

Чересчур серьёзные друзья-декабристы не могут поколебать его творческую веру в собственное предназначение. Единственное, что выше сил Пушкина, — это даровать свободу своим творениям далеко не все они из-за цензуры появиться в печати, по крайней мере в неискажённом виде.

Читайте также:  "евгений онегин": читать краткое содержание романа пушкина по главам

Возможно в стихотворении Птичка (1823) поэт говорит и об этом.

В лирике этих лет переплетаются разные мотивы. Пушкин говорит о демоническом разочаровании в жизни.

Пушкин пишет об свободы и о неволе, царящей вокруг, об утраченной любви, что одновременно разрывает сердце поэта и сулит ему блаженство воспоминаний.

И о верной дружбе, которая сквозь пространство и время соединяет разлученных друзей, сводит их в тайный круг (Друзьям: Вчера был день разлуки шумной…, 1822 год).

Мотивы свободы и неволи, обманутой любви и вечной надежды звучат в цикле романтических южных поэм. Герои этих поэм во многом похожи на героев восточных повестей (поэм) великого английского романтика Джорджа Гордона Байрона.

Это разочарование европейцы, в поисках свободы бегущие от цивилизации в естественный дикий мир. Там их ждёт роковая влюблённость, неразрешимые противоречия, новые разочаровании. Именно роковая, именно неразрушимые.

Так, герой Кавказского пленника (1820 1821 года) охладев сердцем и устремившись вслед за весёлым призраком свободы, попадает в черкесский плен.

Влюблённая в пленника дева гор, черкешенка, освобождает его, а сама бросается в бурные воды Терека… Так, крымский хан Гирей (Бахчисарайский фонтан, 1821 1823 года), полюбив взятую в плен христианку Марию, забыл о войне, и наслаждения гарема.

Наложница Гирея наложница Зарема, не в силах простить измену хана, убивает смире�

Источник: https://www.studsell.com/view/139154/

Пушкин во время южной ссылки (1820-1824 гг.)

Пушкину грозила «исправительная» ссылка в Сибирь или в Соловецкий монастырь. Это означало бы полную изоляцию от общества, от литературы, суровые условия жизни, строгий надзор. Но поэт сам явился к столичному генерал-губернатору графу М. А. Милорадовичу и добровольно «выдал» тексты запрещенных стихотворений.

Благодаря этому (а также заступничеству Карамзина) весной 1820 г. он отбыл в «мягкую», «воспитательную», ссылку на юг, под начало добросердечного генерала И. Н. Инзова.

Поэта лишили права появляться в столицах, в крупных городах, обязали выполнять служебные поручения, зато он сохранил личную свободу, возможность творить, наслаждаться приятным тёплым климатом.

Но с каждым годом ссыльный Пушкин всё болезненней, всё острее переживал оторванность от друзей, от столичной жизни, от литературной среды. В апреле 1823 года он с тоской писал Петру Андреевичу Вяземскому: «Мои надежды не сбылись: мне нынешний год нельзя будет приехать ни в Москву, ни в Петербург».

До 1822 года Пушкин хотя бы чувствовал себя «своим» среди враждебной правительству молодёжи; по пути в ссылку он гостил в киевском имении Каменка у будущих декабристов, вёл смелые разговоры с кишинёвцами. Не будучи членом тайных обществ, Пушкин на юге поддерживал дружеские отношения с их вождями и активными сотрудниками, переписывался с членами Северного общества (прежде всего с К. Ф. Рылеевым).

С 1823 года в его письмах с ними, начинается разлад. Для поэтов-декабристов литература была средством достижения нравственных и политических целей – очень важным, но всё-таки средством.

Для Пушкина она всегда оставалась таинственной областью «вдохновенья, звуков сладких и молитв».

И чем дальше, тем дальше поэт опасался их культурного диктата, их чересчур практичному отношению к искусству, их желанию поставить лиру на службу «общему делу», превратить литературу, как он иронично выразился в одном из писем к Рылееву, в «республике словесности».

Отчуждение постепенно нарастало. Кроме того, в середине 1823 года Пушкина перевели в Одессу, в распоряжение к куда более сурового в отношении с подчинёнными начальника – генерала Воронцова.

(Воронцов отправил Пушкина обследовать местности пострадавшие от саранчи; оскорбившись, поэт представил «отчёт»: «Саранча летала, летала, села… и всё съела»). С трудом перенося провинциальную скуку, Пушкин то обдумывал планы побега за границу, то перебраться в среднюю полосу Росси.

В августе 1824 года его переведут на жительство в фамильное имение Михайловское недалеко от Пскова, под надзор полиции. (Содействовать властям поэта согласился отец поэта, что окончательно испортит их отношения.)

Но душевное смятение, страдание, тоска преобразовались в лирическую гармонию – и в поэзии Пушкин словно переживал ещё одну, несравненно более свободную и гармоничную жизнь.

На юге зазвучал в полную силу его лирический голос. Именно по пути в ссылку, летом 1820 года, были созданы романтические элегии «Погасло дневное светило …» и «Редеет облаков летучая толпа …». Последнее стихотворение не поддается однозначному истолкованию.

Но поэт и не стремится к ясности, его стихи должны быть чуть-чуть туманными, как сам пейзаж в туманных сумерках.

Торжественные образы ночного море и предзакатных гор, утраченная любовь, трепетная интонация, недоговоренность – всё это «приметы» романтизма, во власти которого пребывал тогда Пушкин.

Стихи, созданные на юге, постепенно складывались в один поэтический сюжет. Они превращались в лирический роман, повествующий о поэте, изгнанном властью на окраину империи, не раз обманутом «молодыми ветреницами», но не изменившем главной своей любви, — внутренней свободы. Власть не может отнять у него внутреннюю свободу.

Чересчур серьёзные друзья-декабристы не могут поколебать его творческую веру в собственное предназначение. Единственное, что выше сил Пушкина, — это «даровать свободу» своим творениям – далеко не все они из-за цензуры появиться в печати, по крайней мере в неискажённом виде.

Возможно в стихотворении «Птичка» (1823) поэт говорит и об этом.

В лирике этих лет переплетаются разные мотивы. Пушкин говорит о «демоническом» разочаровании в жизни.

Пушкин пишет об свободы и о неволе, царящей вокруг, об утраченной любви, что одновременно разрывает сердце поэта и сулит ему блаженство воспоминаний.

И о верной дружбе, которая сквозь пространство и время соединяет разлученных друзей, сводит их в тайный круг («Друзьям»: «Вчера был день разлуки шумной…», 1822 год).

Мотивы свободы и неволи, обманутой любви и вечной надежды звучат в цикле романтических «южных» поэм. Герои этих поэм во многом похожи на героев «восточных повестей» (поэм) великого английского романтика Джорджа Гордона Байрона.

Это разочарование европейцы, в поисках свободы бегущие от цивилизации в естественный «дикий» мир. Там их ждёт роковая влюблённость, неразрешимые противоречия, новые разочаровании. Именно – роковая, именно – неразрушимые.

Так, герой «Кавказского пленника» (1820 – 1821 года) охладев сердцем и устремившись вслед за «весёлым призраком свободы», попадает в черкесский плен.

Влюблённая в пленника «дева гор», черкешенка, освобождает его, а сама бросается в бурные воды Терека… Так, крымский хан Гирей («Бахчисарайский фонтан», 1821 – 1823 года), полюбив взятую в плен христианку Марию, забыл о войне, и наслаждения гарема.

Наложница Гирея наложница Зарема, не в силах простить «измену» хана, убивает смиренную Марию…

Но уже в «Кавказском пленнике» — первой из «южных» поэм – Пушкин столкнулся с серьёзным препятствием.

По законам романтизма сквозь образ героя должен обязательно просвечивать лик поэта-романтика. Многочисленные полунамёки призваны были заронить у читателя подозревание: нечто подобное пережил и сам автор. Но Пушкин в письме кишинёвскому другу В. П.

Горчакову (1822 год) признавался, что не может быть героем романтического стихотворения – разочарованным, поглощенным собой без остатка и потому равнодушному к человечеству. Быть может, поэтому характер героя вышел бледным, не в пример характеру черкешенки – живому, подвижному.

В следующей поэму, «Бахчисарайский фонтан», главный герой как будто бы хан (правда, этот характер поэт назвал позже неудачным). А на самом далев центре поэмы находятся две женщины – Мария и Зарема.

В поэме «Цыганы» (1824 год), замкнувшей «байронический» цикл, романтический герой изменяется сам. Предельно сблизившись с ним, связав его имя (Алеко) со своим (Александр), Пушкин в конце концов отверг его романтическое устремление, подытожив поэму жёсткими, почти холодными стихами:

Но счастья нет и между вами,

Природы бедные сыны!

И под избранными шатрами

Живут мучительны сны,

И ваши сени кочевые

В пустынях не спаслись от бед,

И всюду страсти роковые,

И от судеб защиты нет.

«Дикая» свобода не избавляет от мучений, которые принесла герою цивилизация. Финал поэмы трагичен и открыт.

Источник: https://botanim.ru/content/pushkin-vo-vremya-yuzhnoj-ssyilki-1820-1824-gg-704.html

Южная ссылка Пушкина

Пушкин на юге в ссылке находился более четырех лет (1820-1824).

Хотя формально он не был сослан: ссылка была оформлена как служебный перевод.  Причиной ссылки было содержание его стихотворений (в том числе эпиграмм на царя Александра I, Аракчеева, архимандрита Фотия). Особенное недовольство вызвала ода «Вольность».

Известны слова Александра I, сказанные Е. А. Энгельгардту о поэте: «…он наводнил Россию возмутительными стихами». По мнению власть предержащих, такие действия были несовместимы со статусом государственного чиновника.

Пушкину грозила высылка в Сибирь или заточение в Соловецкий монастырь.

Несколько облегчили участь Пушкина хлопоты Карамзина, Чаадаева, Ф. Глинки: 6 мая 1820 года, сопровождаемый дядького Никитой Козловым,  он выехал из Петербурга на юг с назначением в канцелярию генерал-лейтенанта И. Н. Инзова. До Царского Села его проводили друзья – Дельвиг и Яковлев.

Ехал он на перекладной, в поярковой шляпе, в красной русской рубашке, в опояске. Его необычный наряд – в этом чувствуется вызов. Пушкин ехал на юг с легким сердцем. Он не оставлял в Петербурге ничего, кроме двух тысяч долга, а на дорогу пожалован был тысячей рублей из казны.

Формально Пушкин не был сослан, он ехал на службу сверхштатным чиновником канцелярии генерала Инзова, Главного попечителя и Председателя комитета об иностранных поселенцах южного края России.

Инзов ласково принял молодого чиновника, по-отечески велел отдыхать и осваиваться. О службе и речи не шло. Пушкин знакомился с городом, катался по Днепру, купался в холодной воде, в результате чего заболел горячкой.

В Екатеринославле он поджидал приезда из Киева семейства Раевских, которые должны были следовать в Крым кружным путем – через Кавказ. Когда Раевские через неделю приехали за ним, они нашли его в «жидовской хате, в бреду, без лекаря, за кружкою оледенелого лимонада». Судя по сохранившимся письмам, поездку с Раевскими в Крым Пушкин запланировал заранее.

О самой поездке интересно узнать из письма Пушкина брату от 24 сентября 1820 года:

Итак, сначала Кавказ.

Два месяца Пушкин провел в Горячеводске (Кисловодске), Железноводске. Курорт еще не был тогда благоустроен.

«Ванны находились в лачужках, наскоро построенных», — вспоминал позже Пушкин. Источники находились в первобытном состоянии.  «Мы черпали кипучую воду ковшиком из Куры или дном разбитой бутылки…» Здоровье поэта укреплялось. После  четырёхлетнего  пребывания  на  юге  Пушкин  ни  разу  не  был  серьёзно  болен.  Воды ему чрезвычайно помогли.

Кортеж Раевских между тем с кавказских минеральных источников перемещается к побережью Черного моря, сопровождаемый отрядом из шестидесяти казаков с пушкой для устрашения недопокорённых племен. Из Керчи морем плывут до Феодосии, там пересаживаются на военный сторожевой бриг «Мингрелия», чтобы плыть в Гурзуф.

В дороге, на палубе, он написал элегию «Погасло дневное светило…», ознаменовавшую начало нового периода в его поэзии.

Ночью 19 августа 1820 года Пушкин прибыл в Гурзуф.

В Гурзуфе он пробыл до начала сентября, «купался в море и объедался виноградом».

В семье Раевских Пушкин отдыхал душой. Сам генерал был человеком с прекрасной душой, ясным умом, внимательным и ласковым хозяином.

Дочери Раевского – Софья, Мария, Елена – образованные и красивые девушки, волновали ум и сердце Пушкина. С сыновьями Раевского он дружил.

Существует предание, что в Гурзуфе Пушкин восторженно полюбил одну из сестер – пятнадцатилетнюю Марию Раевскую, смуглую девочку, уже превращавшуюся в стройную красавицу с удивительными глазами и черными кудрями. «Ее пленительные очи яснее дня, темнее ночи», – писал впоследствии Пушкин.

Здесь он начал работу над «Кавказским пленником», писал не дошедшее до нас сочинение «Замечания о донских и черноморских казаках», а также несколько элегий. В Гурзуфе он открыл для себя двух новых поэтов – Байрона и А. Шенье, начал систематически изучать английский язык.

В начале сентября Пушкин в обществе отца и сына Раевских верхом покинул Гурзуф. Они проехали через Алупку, Симеиз, Севастополь и Бахчисарай.  Он посетил ханский дворец, увидел знаменитый «фонтан слез». В семье Раевских, он слышал легенду о любви татарского хана Гирея к прекрасной пленнице, польской княжне Полторацкой.

Пушкин оставил Крым в середине сентября и через Одессу направился в Кишинев, куда в это время перенес свою резиденцию Инзов.

Направляясь сюда, Пушкин следовал в бывшую заграницу – ведь он ехал в страну, которая была только что присоединена. Кишинев начала позапрошлого века – маленький городишко на реке Бык с населением около 10 тысяч человек. Какое впечатление произвел на него Кишинев? Приятель Пушкина Филипп Вигель, будущий тайный советник и вице-губернатор Бессарабии, прибыв в Кишинев, написал следующее:

Позднее поэт напишет:

Читайте также:  Швабрин: образ и характеристика героя из "капитанской дочки" пушкина

Пушкин пробыл в Кишиневе, с отлучками и отъездами, с 21 сентября 1820 года по 2 июля 1823 года.

Сначала Пушкин  остановился в заезжем доме у Ивана Николаевича Наумова. Этот скромный домик сохранился до наших дней. Сейчас в его стенах находится музей А.С. Пушкина. Затем по приглашению Инзова он переехал к нему, в самый роскошный особняк Кишинева. В этом доме находилась ещё и канцелярия наместника. В доме этом останавливался царь Александр во время визита в Бессарабию.

Дом стоял на возвышенной окраине Кишинева. Пушкину были отведены в нижнем этаже две небольшие комнаты: в одной жил он сам, в другой – Никита Козлов. В этом доме познал он расцвет своего творчества «бессарабскую весну» 1821 года.

В Кишиневе Пушкин сблизился с кругом членов “Союза благоденствия” (М. Орлов, П. Липранди, П. Пущин, К. Охотников и др.).

В ноябре 1820 года Пушкин побывал в киевском имении Давыдовых – Каменке. Усадьба, принадлежавшая матери  генерала  Н.Н. Раевского – Е.Н. Давыдовой, раскинулась на берегах реки Тясмина, и была одним из важнейших центров южного филиала общества декабристов.  Вместе с Пушкиным приехали М. Ф. Орлов и К. А. Охотников. А в Каменке он встретился с Якушкиным и Раевским.

Пушкин закончил в Каменке свою поэму «Кавказский пленник».  Из Каменки он ездил  в  Киев. Только в марте  поселился  в  Кишинёве. В мае посетил Одессу. К лету окончательно  осел  в  Кишинёве, где и проживал до переезда в Одессу в июле 1823 года.

Не меняя своих привычек, Пушкин в Кишиневе просыпался поздним утром. Сидя голым в постели, он для тренировки стрелял в стену, а затем холил свои неимоверно длинные ногти.

В постели сочинял, завтракал, потом вскакивал на лошадь и часами носился по полям и лесам, начинавшимся сразу позади дворов. К вечеру он появлялся за бильярдным или карточным столом, а затем в гостях.

Дурачился, например, танцуя вальс под музыку мазурки, волочился за чужими женами, дерзил и готов был драться на рапирах, пистолетах или кулаках при любом показавшемся ему недостаточно почтительном слове.

Если у него не предвиделось свидания, ближе к ночи он с приятелями наведывался в «девичий пансион» мадам Майе. Хотя все места, где Пушкин бывал, обозначены тщательно мемориальными досками, на пансионе мадам Майе (дом ее сохранился) такой доски пока нет.

Служба его не утомляет. Весь год с него не могут взыскать двух тысяч рублей, которые он остался должен в Петербурге.

Как и все русские офицеры и чиновники, Пушкин, постоянно бывал у кишиневских бояр. Он имел по положению своему доступ во все гостиные. Да и был он отличный танцор, страстный игрок в карты, опытный волокита, когда бывал в духе, веселый очаровательный собеседник.

Однако он часто среди местного общества распускался, вел себя дерзко, бесцеремонно. Писал не всегда пристойные эпиграммы, стихи на кукон и кукониц – как по-молдавски звали бояр и боярынь. Местными повесами распевались его куплеты, написанные в темпе джока, молдавской плясовой песни:

Пушкин принимал участие в туземной жизни, играл на бильярде с молодежью, волочился за барышнями, часто и за дамами, играл в карты у Крупянских, танцевал по понедельникам у богатого откупщика Варфоломея, который давал пышные балы и как паша встречал гостей, сидя на диване, поджав под себя ноги.

В то время дурачества были в моде среди молодежи, даже в столицах, где сдерживающего начала было больше, чем в глухом молдаванском городе, с его пестрым полудиким обществом. Пушкин повесничал в Кишиневе, пожалуй, не больше, чем в Петербурге, но был больше на виду. «Пугая сонных молдаван», он доставлял немало хлопот «смиренному Иоанну», как называл он Инзова.

О его проказах в Кишиневе сохранились рассказы. То стащит у молдаванской куконицы туфли, пока она, разувшись при гостях, сидит на диване, поджав под себя ноги. То покажется на гулянии, наряженный сербом, молдаванином, евреем. Или, к ужасу чистой публики, пустится плясать на площади джок под кобзу. Раз выскочил на улицу без шляпы, что казалось верхом неприличия.

Но шляпу пришлось оставить в трактире, в залог за выпитое вино, за которое нечем было заплатить, так как деньги все он проиграл в карты. Другой раз днем Пушкин увидал в окно хорошенькую женскую головку и, недолго думая, въехал верхом в чужой дом. Был у Инзова попугай. Пушкин научил его браниться по-румынски. К генералу с пасхальным визитом приехал архиерей.

Попугай осыпал его румынской бранью.

Шалости в Кишиневе сходили Пушкину с рук. Выручали приятели. Прикрывал Инзов.

Трудно сосчитать, сколько раз затевались у Пушкина в Кишиневе дуэли. Вероятно, раз десять, если не больше. Слухи о ссорах и дуэлях дошли до северных приятелей поэта.

Тургенев из Москвы писал Вяземскому: «Кишиневский Пушкин ударил в рожу одного боярина и дрался на пистолетах с одним полковником, но без кровопролития. В последнем случае вел он себя, сказывают, хорошо. Написал кучу прелестей: денег у него ни гроша.

Кто в Петербурге заботился о печатанья его Людмилы? Вся ли она распродана и нельзя ли подумать о втором издании? Он, сказывают, пропадает от тоски, скуки и нищеты» (30 мая 1822 г.).

Жизнь Пушкина на юге при всей внешней беспечности была полна творчеством и трудом. За первые три года (август 1820-го – июль 1823 года) он начал роман в стихах «Евгений Онегин», написал четыре поэмы «Братья – разбойники», «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан», «Гаврилиада», около сотни стихотворений.

Мелькали месяцы, дни, годы, а ссылке Пушкина не видно было конца. С первого же года он надеялся и ждал: «Бог простит мои грехи, как Государь мои стихи». Но прощение не приходило, а жизнь кишиневская тяготила все больше.

П. А. Вяземский и А. И. Тургенев стали хлопотать об облегчении участи ссыльного поэта. Им удалось добиться только того, что он был переведен в Одессу в июле 1823 года. Но Пушкин и этому был рад. «Я оставил мою Молдавию и явился в Европу», — сообщал он брату.

Одесса ( июнь 1823-го – 30 июля 1824 гг.)

Одесса тогда была ещё небольшим городом – не более 30 000 жителей. Кругом безводная степь. В самом городе смесь частных домов, иногда даже нарядных, и хлебных амбаров.

Пушкин говорил про грязную, неблагоустроенную Одессу, что это «летом песочница, зимой чернильница». В густой грязи вязнут кареты, а пешеход лишь на ходулях рискует перейти улицу.

Но в этом еще неблагообразном городе кипела своеобразная портовая, торговая, курортная жизнь.

Одесский порт был действительно европейский. Когда Александр I (за пять лет до Пушкина) посетил Одессу, в гавани стояли триста кораблей.

Торговые, культурные и личные связи соединяли жителей Одессы со множеством городов разных стран, и добраться отсюда в эти города было быстрее, чем из Петербурга или Москвы.

Порто-франко привлекало иностранных купцов, в Одессе называли их негоциантами. Они принесли с собой европейские привычки и потребности, рестораны, кофейни, итальянскую оперу.

Лавки вдоль улиц бойко торговали зарубежными товарами, французские газеты в Одессу поступали без цензуры. Здесь был магазин иностранных книг и газета, тоже на французском языке, печатавшая преимущественно зарубежные новости.

Сорокалетний генерал-адъютант Воронцов, получивший блестящее образование на Западе, был полон энергии.  Он привез с собой большую группу молодых чиновников из хороших семей и сделал это с определенной целью.

До того иностранцы управляли Одессой. Теперь формировалась русская администрация, появлялась русская интеллигенция.

Российское дворянство оказывалось в центре культурной жизни города, что было полезно и с точки зрения русификации края.

О Пушкине Воронцов наслышан от общих знакомых и готов ему покровительствовать. Пушкин  писал брату, что Воронцов «принимает меня очень ласково».

Продолжая числиться по Министерству иностранных дел в звании коллежского секретаря, Пушкин был весьма далек от служебных дел и вряд ли в них вникал.

Воронцов открыл для Пушкина личный архив и огромную библиотеку, которую привез из Лондона.

Поэт остановился в гостинице с видом на залив. Он такой же, как и раньше, искатель приключений и картежник. Вместе с тем, он и остроумный, словоохотливый собеседник, любознательный читатель, многим добрый и сердечный приятель.

Однако, несмотря на обширный круг знакомых, состояние одиночества у Пушкина в Одессе не только не становится слабее, но вскоре обостряется.  «У нас скучно и холодно. Я мерзну под небом полуденным», — сообщает он Вяземскому. «У меня хандра», — жалуется брату

Пушкин в Одессе был сначала еще беднее, чем в Кишиневе, где он без стеснения пользовался сердечным гостеприимством Инзова. Здесь жить пришлось в гостинице, обедать иногда у знакомых, изредка у Воронцова, довольно часто в ресторане. Денег не было. Жалованье полагалось 700 рублей в год, да и те поступали с запозданием.

Отель, ресторан, карты, театр, – на все нужны были деньги. Разорившийся, легкомысленный Сергей Львович о сыне не заботился. Вскоре после своего переезда в Одессу Пушкин писал брату:

«Изъясни отцу моему, что я без его денег жить не могу.

К середине зимы денежные дела Пушкина неожиданно для него поправились. Сначала он получил 500 рублей за издание  «Кавказского пленника» .

Нашумевший «Бахчисарайский фонтан» принес ему 3000 рублей.

Книга очень быстро разошлась.

Одесса многое дала Пушкину-поэту. Там было море, дружеские встречи, была любовь – и не одна. Вскоре по приезде в Одессу Пушкин знакомится с женой одесского негоцианта Амалией Ризнич и влюбляется в нее. Позднее он посвятит этой женщине прекрасные стихи: «Под небом голубым страны своей родной…» (1826), «Для берегов отчизны дальной» (1830) и др.

Здесь же, в Одессе, с очаровательной Каролиной Собаньской он совершает частые прогулки по морю. С Каролиной он познакомился еще в Киеве, в 1821 году. В январе 1830 года он вписал в её альбом посвященное ей стихотворение «Что в имени тебе моем…».

Сильно увлеченный женой своего прямого начальника Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой, Пушкин становится постоянным посетителем ее салона.

В Одессе Пушкин общается с братьями Липранди, с А. Н. Раевским, вдохновившим его на стихотворение «Демон». Здесь же знакомится и сближается с поэтом В. И. Туманским, чиновником канцелярии Воронцова.

В Одессе он завершает работу над «Бахчисарайским фонтаном» и заканчивает писать первую главу «Евгения Онегина». За год пребывания в городе он написал более половины «Цыган»,  стихотворения «Демон», «Ночь», «Свободы сеятель», «Недвижный страж дремал», «К морю» и т. д.

Положение Пушкина в Одессе осложнял всё обостряющийся конфликт с Воронцовым. Игравший роль мецената, в достаточной мере образованный и просвещенный, Воронцов в своих отношениях к Пушкину никогда не забывал, что он представитель официальной власти, и требовал, чтобы это помнил и Пушкин.

Но Пушкин считал себя не чиновником, а поэтом и, как поэт, мог признать над собой только одну власть – власть человеческой мысли и слова.  Выполнять какие-либо обязанности по службе он не хотел, а свою зарплату считал жалким воспомоществованием ссыльному узнику.

  Претензии Воронцова, сначала очень мягкие, вызвали целый град метких острот, которыми Пушкин стал осыпать Воронцова. Возможно, свою роль сыграл роман поэта с женой начальника Елизаветой Воронцовой.

Летом 1824 года, когда между ними произошел уже открытый разрыв, Пушкин в бешенстве писал Тургеневу: «Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думаю о себе что-то другое».

Конфликт с течением времени нарастал и обострялся и кончился прямой ссорой. Поводом к ней послужил приказ Воронцова, в соответствии с которым Пушкин должен был отправиться в экспедицию для сбора сведений о саранче. Пушкин принял это за прямое оскорбление и подал в отставку.

Воронцов неоднократно писал в Петербург письма с просьбой убрать Пушкина из Одессы. На решение об отставке повлияло и перехваченное полицией письмо Пушкина, где он признавался в том, что берет «уроки чистого афеизма».

29 июля Пушкина вызвали в канцелярию наместника, где объявили ему приказ о высылке. 30 июля отставной коллежский секретарь Пушкин, получив 389 р. прогонных и 150 р. недоданного ему жалованья, выехал из Одессы.

9 августа  Пушкин приехал в Михайловское, под родительскую кровлю, где его ждал не особенно ласковый родительский прием.

Источник: http://www.smirnova-tatjana.ru/pusin-jizn-i-tvortestvo/625-2014-11-16-18-19-35.html

Ссылка на основную публикацию