«и полно, таня! в эти лета мы не слыхали про любовь…» — отрывок из «евгения онегина»

Читаем и разбираем «Евгения Онегина». Глава III Часть 3

Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем с Вами читать и разбирать великое произведение Александра Сергеевича Пушкина. В прошлый раз мы с Вами остановились вот тут вот:http://id77.livejournal.com/1199166.htmlИтак…

Перескажу простые речиОтца иль дяди старика,Детей условленные встречиУ старых лип, у ручейка;Несчастной ревности мученья,Разлуку, слезы примиренья,Поссорю вновь, и наконецЯ поведу их под венец…

Я вспомню речи неги страстной,Слова тоскующей любви,Которые в минувши дниУ ног любовницы прекраснойМне приходили на язык,От коих я теперь отвык.Татьяна, милая Татьяна!С тобой теперь я слезы лью;Ты в руки модного тиранаУж отдала судьбу свою.

Погибнешь, милая; но преждеТы в ослепительной надеждеБлаженство темное зовешь,Ты негу жизни узнаешь,Ты пьешь волшебный яд желаний,Тебя преследуют мечты:Везде воображаешь тыПриюты счастливых свиданий;Везде, везде перед тобой

Твой искуситель роковой.

Тут у нас Александр Сергеич наводит лирику 🙂

Тоска любви Татьяну гонит,И в сад идет она грустить,И вдруг недвижны очи клонит,И лень ей далее ступить.Приподнялася грудь, ланитыМгновенным пламенем покрыты,Дыханье замерло в устах,И в слухе шум, и блеск в очах…Настанет ночь; луна обходитДозором дальный свод небес,И соловей во мгле древесНапевы звучные заводит.Татьяна в темноте не спит

И тихо с няней говорит:

Всем понятно — грустить надо идти в сад. Это еще Сэм Саруэль, в смысле Сэр Самуэль Харрис в своих «Комических куплетах» всем доказал 🙂 Ланиты — это не то, о чем Вы подумали, а щеки. Хотя согласен, странная связь — приподнялась грудь, а потом щеки. Не может же быть, что щеки возлежали на груди, верно? В конце то концов, Татьяна Ларина у нас не бульдог…:-) Но мы отвлеклись от разговора….

«Не спится, няня: здесь так душно!Открой окно да сядь ко мне».- Что, Таня, что с тобой? — «Мне скучно,Поговорим о старине».- О чем же, Таня? Я, бывало,Хранила в памяти не малоСтаринных былей,небылицПро злых духов и про девиц;А нынче всё мне тёмно, Таня:Что знала, то забыла. Да,Пришла худая череда!Зашибло…

— «Расскажи мне, няня,Про ваши старые года:Была ты влюблена тогда?»- И, полно, Таня! В эти летаМы не слыхали про любовь;А то бы согнала со светаМеня покойница свекровь. -«Да как же ты венчалась, няня?»- Так, видно, бог велел. Мой ВаняМоложе был меня, мой свет,А было мне тринадцать лет.Недели две ходила свахаК моей родне, и наконецБлагословил меня отец.

Я горько плакала со страха,Мне с плачем косу расплели,

Да с пеньем в церковь повели.

Однако отношение в связке невестка-свекровь в принципе не меняются несмотря на прошедшие века и возможные сословные дифференциации 🙂 А вообще нормальная такая крестьянская свадьба. Девушке (няне) 13, ее супругу — и того меньше.

Друг друга не видели, родители сговорились через сваху и вперед! Каменный век, блин…:-(((

Расплести косу — одна из церемоний перехода во взрослую жизнь, элемент замужества, о чем мы с Вами уже говорили вот тут вот немного: http://id77.livejournal.

com/352376.html. Но, продолжим….

И вот ввели в семью чужую…Да ты не слушаешь меня… -«Ах, няня, няня, я тоскую,Мне тошно, милая моя:Я плакать, я рыдать готова!..»- Дитя мое, ты нездорова;Господь помилуй и спаси!Чего ты хочешь, попроси…Дай окроплю святой водою,Ты вся горишь… — «Я не больна:Я… знаешь, няня…

влюблена»- Дитя мое, господь с тобою! -И няня девушку с мольбойКрестила дряхлою рукой.»Я влюблена», — шептала сноваСтарушке с горестью она.- Сердечный друг, ты нездорова. -«Оставь меня: я влюблена».

И между тем луна сиялаИ томным светом озарялаТатьяны бледные красы,И распущенные власы,И капли слез, и на скамейкеПред героиней молодой,С платком на голове седой,Старушку в длинной телогрейкеИ все дремало в тишине

При вдохновительной луне.

А старушка то права…Нездоровая Татьяна..совсем. Сама себе внушила, начитавшись книг чего-то там..теперь ходит под луной — тоскует 🙂 Зря только старушку теребила. Кстати, я бы дослушал конец истории про жизнь няни с ее Иваном 🙂

И сердцем далеко носиласьТатьяна, смотря на луну…

Вдруг мысль в уме ее родилась…»Поди, оставь меня одну.Дай, няня, мне перо, бумагу,Да стол подвинь; я скоро лягу;Прости». И вот она одна.Всё тихо. Светит ей луна.Облокотясь, Татьяна пишет.И всё Евгений на уме,И в необдуманном письмеЛюбовь невинной девы дышет.Письмо готово, сложено…

Татьяна! для кого ж оно?

Да, такая интрига….Кому же письмо, а? Прям детектив…:-))

Я знал красавиц недоступных,Холодных, чистых, как зима,Неумолимых, неподкупных,Непостижимых для ума;Дивился я их спеси модной,Их добродетели природной,И, признаюсь, от них бежал,И, мнится, с ужасом читалНад их бровями надпись ада:Оставь надежду навсегда. 20Внушать любовь для них беда,Пугать людей для них отрада.

Быть может, на брегах НевыПодобных дам видали вы.Среди поклонников послушныхДругих причудниц я видал,Самолюбиво равнодушныхДля вздохов страстных и похвал.

И что ж нашел я с изумленьем?Они, суровым поведеньемПугая робкую любовь,Ее привлечь умели вновь,По крайней мере, сожаленьем,По крайней мере, звук речейКазался иногда нежней,И с легковерным ослепленьемОпять любовник молодой

Бежал за милой суетой.

Нет, посмотрите на Пушкина, а? В лучших традициях многосерийных сериалов, он на самом интересном месте начинает нам рассказывать о другом. Более того — просто хвастается, чтобы ему завидовали… Он видите ли немало красавиц «знавал». Мы в курсе его донжуанского списка. «Оставь надежду всяк сюда входящий» — строчка из Данте, однако почему сия надпись над дамскими бровями, сиречь на лбу — это большой вопрос…. 🙂 А еще мне понравилось выражение — «чистых как зима». Ах, Александр Сергеевич, милый……:-)))

За что ж виновнее Татьяна?За то ль, что в милой простотеОна не ведает обманаИ верит избранной мечте?За то ль, что любит без искусства,Послушная влеченью чувства,Что так доверчива она,Что от небес одаренаВоображением мятежным,Умом и волею живой,И своенравной головой,И сердцем пламенным и нежным?Ужели не простите ей

Вы легкомыслия страстей?

Ну как не простить милую девушку? Прощаем…:-)

Кокетка судит хладнокровно,Татьяна любит не шутяИ предается безусловноЛюбви, как милое дитя.Не говорит она: отложим —Любви мы цену тем умножим,Вернее в сети заведем;Сперва тщеславие кольнемНадеждой, там недоуменьемИзмучим сердце, а потомРевнивым оживим огнем;А то, скучая наслажденьем,Невольник хитрый из оков

Всечасно вырваться готов.

Есть ли у Вас план, мистер Фикс? Есть ли у меня план, есть ли у меня план…(с) И кстати, я понял, кто первые блогеры были. Еще в XIX столетии. Хладнокровные кокетки (главное, что не кокотки). Не верите? Посмотрите строчку — «Любви мы цену тем умножим, Вернее в сети заведем..» Наверное, вконтактик имелся ввиду :-)Продолжение следует…

Приятного времени суток.

Источник: https://id77.livejournal.com/1208695.html

Запутал всех брат пушкин!…возраст героев романа «евгений онегин»

?gmorder (gmorder) wrote,
2017-02-11 07:17:00gmorder
gmorder
2017-02-11 07:17:00Оригинал взят у 3d_shka в ЗАПУТАЛ ВСЕХ БРАТ ПУШКИН!…

ВОЗРАСТ ГЕРОЕВ РОМАНА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН»

Знаете ли вы, сколько лет героям романа «Евгений Онегин» Пушкина? В этой статье представлены материалы о возрасте Евгения Онегина, Татьяны Лариной, Владимира Ленского и Ольги Лариной. Информация в статье основана на научных работах известного литератора Юрия Лотмана (см. статья Ю. М. Лотмана «Внутренняя хронология «Евгения Онегина»»).

ПЛЮС РАЗБОР ПОЛЕТОВ НЕРАВНОДУШНЫХ ЧИТАТЕЛЕЙ…
И ОНЕГИН БЫЛ ПРАВ, ОТКАЗАВ МАЛОЛЕТКЕ…
Смотрите: Все материалы по «Евгению Онегину» Сколько лет Евгению Онегину, Татьяне Лариной, Ленскому и Ольге в романе «Евгений Онегин»? (возраст героев)1. Евгений Онегин На момент дуэли с Ленским Евгению Онегину 26 лет.

В начале романа Пушкин также описывает период из жизни Онегина, когда ему было 18 лет: «…Убив на поединке друга, / Дожив без цели, без трудов / До двадцати шести годов…»2. Владимир Ленский Владимиру Ленскому всего 18 лет, когда он погибает на дуэли с Онегиным: «…пускай поэт / Дурачится; в осьмнадцать лет…»3.

Татьяна Ларина Татьяне Лариной 17 лет, когда она пишеь письмо Евгению Онегину. Дело в том, что о возрасте Татьяны в романе не говорится ничего конкретного. Но Пушкин указывает возраст Татьяны в письме П. А. Вяземскому: «…Дивлюсь, как письмо Тани очутилось у тебя […

] если, впрочем, смысл и не совсем точен, то тем более истины в письме; письмо женщины, к тому же 17-летней, к тому же влюбленной!…» (Пушкин Вяземскому, 29 ноября 1824 г.)

4. Ольга Ларина Ольге Лариной около 16 лет на момент дуэли Онегина и Ленского. По словам исследователя Ю. М. Лотмана, Ольге не меньше 15 лет, когда она стала невестой Ленского: по правилам того времени Ольге не могло быть меньше, чем 15 лет. Следовательно, Ольге было около 16 лет, потому что она младше своей сестры Татьяны, которой 17 лет.

Но в следующей главе после письма Татьяны четко написано: «Уничтожать предрассужденья, Которых не было и нет У девочки в тринадцать лет!» То есть на момент написания письма Татьяне было 13 или даже 12 лет… Но никак не 17…Пушкин не  предполагал чтение читателями писем ни Вяземскому, ни кому бы то ни было. На протяжении всего романа указан возраст Татьяны; 13 лет, когда пишет письмо, а скоро именины — 14 лет. Число 13 упоминается 2 раза ( у Пушкина нет ничего случайного). Вопрос к оппонентам: неужели эти строки написаны про 17 девушку? Или с Пушкиным что-то не так? «Но куклы даже в эти годы Татьяна в руки не брала; Про вести города, про моды Беседы с нею не вела. И были детские проказы Ей чужды»По тексту встречается упоминание письма 13-летней девочки, которая может быть только Татьяной. Не так уж мало, если вспомнить классическую историю 12-летней Джульетты и то, что в те времена замуж выходили рано. Могло Татьяне быть 13 лет? Могло. Далее имеется упоминание о «сне отроковицы», опять-таки отроковица согласно Далю — это возраст от 12 до 15 лет, то есть Татьяне максимум могло быть 15. Почему это важно? Потому что младшая ее сестра тоже должна была выйти замуж, за Ленского, а сколько же тогда ей было лет, если Татьяне было бы 13?
Автор сам точно называет возраст двух девочек. Одной из них, Татьяне 13 лет, а Ольге — 11. Ольга, несмотря на возраст в свои 11 сбежала с гусаром из дома. А Татьяна по тем меркам засиделась в девках. Ее отдали замуж в 16 лет, после того как отвезли в Петербург. Там она приглянулась старому генералу. Читайте 30-тилетнему. И все это время она помнила свою первую любовь.Через два года брака, в свои 18 лет она была княгиня, и знала правила хорошего тона. Как замужняя дама она игнорировала Онегина, чем заинтриговала беднягу.

И полно, Таня! В ЭТИ ЛЕТАМы не слыхали про любовь;А то бы согнала со света

Меня покойница свекровь.

В ЭТИ (то есть Танины) ЛЕТА няня уже пошла под венец. А было ей, напомню,13 лет.

Онегин, возвращаясь с бала, где увидел впервые генеральшу, светскую даму, спрашивает себя:

Ужель та самая Татьяна?Та ДЕВОЧКА… Иль это сон?Та ДЕВОЧКА, которой онпренебрегал в смиренной доле?»Вам была не новость

Смиренной ДЕВОЧКИ любовь?

– дает отповедь герою сама Татьяна.

Продолжим чтение четвертой главы, где явилась 13-летняя девочка.

…получив посланье Тани,Онегин живо тронут был…Быть может, чувствий пыл старинныйИм на минуту овладел;Но обмануть он не хотел

Доверчивость души невинной.

Выходит, Евгений не захотел, подобно старой развратной обезьяне, погубить невинную девочку. И потому ответил отказом. Тактично взяв всю вину на себя, чтобы не травмировать Татьяну. И в конце свидания дал девочке добрый совет:

Учитесь властвовать собою;Не всякий вас, как я, поймет;

К беде неопытность ведет.

Прочитал внимательно Александра Сергеевича и понял вдруг, какой же глупостью мы вынуждены были заниматься в школе, мучаясь над сочинениями о взаимоотношениях Евгения и Татьяны! Пушкин же все сам объяснил и сам же вынес оценку поступку своего героя.

Вы согласитесь, мой читатель,Что очень мило поступил

С печальной Таней наш приятель.

***

А сколько ж тогда было Ольге, на которой собирался жениться 17-летний Ленский? Максимум 12. Где это написано?
В данном случае Пушкин лишь указал, что Оля была младшей сестрой 13-летней Татьяны. Чуть отрок (лет 8 по Далю) Ленский был свидетель умиленный ее МЛАДЕНЧЕСКИХ забав. (Младенец – до 3 лет. От 3 до 7 – дитя).

Считаем: если ему было 8 лет, то ей – 2 – 3 года. К моменту дуэли ему – без малого 18, ей – 12. А помните, как возмутился Ленский, когда Оля танцевала с Онегиным?

Чуть лишь из пеленок,Кокетка, ветреный ребенок!Уж хитрость ведает она,

Уж изменять научена!

Вы, конечно, шокированы. В таком возрасте – и замуж?! Не забывайте, какое время было. Вот что писал в статье об Онегине Белинский:

«Русская девушка не женщина в европейском смысле этого слова, не человек: она нечто другое, как невеста… Едва исполнится ей двенадцать лет, и мать, упрекая ее в лености, в неумении держаться…, говорит ей: «Не стыдно ли вам, сударыня: ведь вы уже невеста!»

А в 18, по Белинскому, «она уже не дочь своих родителей, не любимое дитя их сердца, а тягостное бремя, готовый залежаться товар, лишняя мебель, которая, того и гляди, спадет с цены и не сойдет с рук».

– Такое отношение к девушкам, ранние браки объясняются не дикостью обычаев, а здравым смыслом, – утверждает сексолог Котровский. – Семьи тогда были, как правило, многодетные – аборты церковь запрещала, а надежных противозачаточных средств не было.

Родители старались поскорее выдать девушку («лишний рот») замуж в чужую семью, пока та выглядит молодо. Да и приданого за нее требовалось меньше, чем за увядшую деву. (Девка-вековуха – как осенняя муха!)

В случае с Лариными ситуация была еще острее. Отец девочек умер, невест надо было срочно пристраивать! Юрий Лотман, знаменитый литературовед, в комментариях к роману писал:

«В брак молодые дворянки в начале XIX века вступали рано. Правда, частые в XVIII веке замужества 14 – 15-летних девочек начали выходить из обычной практики, и нормальным возрастом для брака сделались 17 – 19 лет.

Ранние браки, бывшие в крестьянском быту нормой, в конце XVIII века нередки были и для не затронутого европеизацией провинциального дворянского быта. А. Лабзина, знакомая поэта Хераскова, была выдана замуж, едва ей минуло 13 лет.

Мать Гоголя обвенчали в 14. Однако время первых увлечений молодой читательницы романов начинались значительно раньше.

И окружающие мужчины смотрели на молодую дворянку как на женщину уже в том возрасте, в котором последующие поколения увидали бы в ней лишь ребенка.

23-летний поэт Жуковский влюбился в Машу Протасову, когда ей было 12. Герой «Горя от ума» Чацкий влюбился в Софью, когда ей было 12 – 14 лет».

Читайте также:  Письмо евгения онегина к татьяне в романе пушкина (анализ)


**

В русской литературе есть только одна героиня, которая по любви читателей приближается к Татьяне Лариной. Наташа из «Войны и мира» Льва Толстого.Тоже дворянка. Девочку мы впервые встречаем в день ее именин. Влюбленная в офицера Друбецкого, она поймала Бориса в укромном месте и поцеловала в губы.

Смущенный Борис тоже признался девочке в любви, но попросил больше не целоваться 4 года. «Тогда я буду просить вашей руки».Наташа стала считать по тоненьким пальчикам: «Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать». Ей было 13.

Ситуация точь-в-точь как в «Евгении Онегине». Но она споров не вызывает.

А в это время ее отец, граф Ростов, вспоминает в светской беседе, что их матери выходили замуж в 12 – 13 лет.

«

Источник: https://gmorder.livejournal.com/6238816.html

Глава третья Краткое содержание (50%)

«Куда? Уж эти мне поэты!» – Прощай, Онегин, мне пора. «Я не держу тебя; но где ты Свои проводишь вечера?» – У Лариных. – «Вот это чудно. Помилуй! и тебе не трудно Там каждый вечер убивать?»

– Нимало. – «Не могу понять.

– Я модный свет ваш ненавижу; Милее мне домашний круг, Где я могу… – «Опять эклога! Да полно, милый, ради Бога. Ну что ж? ты едешь: очень жаль. Ах, слушай, Ленский; да нельзя ль Увидеть мне Филлиду эту, Предмет и мыслей, и пера,

И слез, и рифм et cetera?..

Представь меня». – «Ты шутишь». – «Нету». – Я рад. – «Когда же?» – Хоть сейчас

Они с охотой примут нас.

Поедем. — Поскакали други, Явились; им расточены Порой тяжелые услуги

Гостеприимной старины.

Они дорогой самой краткой Домой летят во весь опор. Теперь послушаем украдкой Героев наших разговор: – Ну что ж, Онегин? ты зеваешь. — «Привычка, Ленский». – Но скучаешь

Ты как-то больше. – «Нет, равно.

Скажи: которая Татьяна?» — «Да та, которая грустна И молчалива, как Светлана, Вошла и села у окна». — «Неужто ты влюблен в меньшую?» — «А что?» – «Я выбрал бы другую, Когда б я был, как ты, поэт. В чертах у Ольги жизни нет, Точь-в-точь в Вандиковой Мадонне: Кругла, красна лицом она, Как эта глупая луна На этом глупом небосклоне». Владимир сухо отвечал

И после во весь путь молчал.

Пошла догадка за догадкой. Все стали толковать украдкой, Шутить, судить не без греха, Татьяне прочить жениха; Иные даже утверждали, Что свадьба слажена совсем, Но остановлена затем, Что модных колец не достали. О свадьбе Ленского давно

У них уж было решено.

Татьяна слушала с досадой Такие сплетни; но тайком С неизъяснимою отрадой Невольно думала о том; И в сердце дума заронилась;

Пора пришла, она влюбилась.

И дождалась… Открылись очи; Она сказала: это он! Увы! теперь и дни, и ночи, И жаркий одинокий сон, Всё полно им; всё деве милой Без умолку волшебной силой Твердит о нем. Докучны ей И звуки ласковых речей, И взор заботливой прислуги. В уныние погружена, Гостей не слушает она И проклинает их досуги, Их неожиданный приезд

И продолжительный присест.

Воображаясь героиней Своих возлюбленных творцов, Кларисой, Юлией, Дельфиной, Татьяна в тишине лесов Одна с опасной книгой бродит, Она в ней ищет и находит Свой тайный жар, свои мечты, Плоды сердечной полноты, Вздыхает и, себе присвоя Чужой восторг, чужую грусть, В забвенье шепчет наизусть Письмо для милого героя… Но наш герой, кто б ни был он,

Уж верно был не Грандисон.

Татьяна, милая Татьяна! С тобой теперь я слезы лью; Ты в руки модного тирана Уж отдала судьбу свою. Погибнешь, милая; но прежде Ты в ослепительной надежде Блаженство темное зовешь, Ты негу жизни узнаешь, Ты пьешь волшебный яд желаний,

Тебя преследуют мечты.

Тоска любви Татьяну гонит, И в сад идет она грустить, И вдруг недвижны очи клонит, И лень ей далее ступить. Приподнялася грудь, ланиты Мгновенным пламенем покрыты, Дыханье замерло в устах, И в слухе шум, и блеск в очах… Настанет ночь; луна обходит Дозором дальный свод небес, И соловей во мгле древес Напевы звучные заводит. Татьяна в темноте не спит

И тихо с няней говорит:

«Расскажи мне, няня, Про ваши старые года:

Была ты влюблена тогда?» —

«И полно, Таня! В эти лета Мы не слыхали про любовь; А то бы согнала со света Меня покойница свекровь». — «Да как же ты венчалась, няня?» — «Так, видно, Бог велел. Мой Ваня Моложе был меня, мой свет, А было мне тринадцать лет. Недели две ходила сваха К моей родне, и наконец

Благословил меня отец.

«Ах, няня, няня, я тоскую, Мне тошно, милая моя: Я плакать, я рыдать готова!..» — «Дитя мое, ты нездорова; Господь помилуй и спаси! Чего ты хочешь, попроси… Дай окроплю святой водою, Ты вся горишь…» – «Я не больна: Я… знаешь, няня… влюблена».

«Дитя мое, Господь с тобою!»

«Я влюблена», – шептала снова Старушке с горестью она. «Сердечный друг, ты нездорова». —

«Оставь меня: я влюблена».

Вдруг мысль в уме ее родилась… «Поди, оставь меня одну. Дай, няня, мне перо, бумагу Да стол подвинь; я скоро лягу; Прости». И вот она одна. Всё тихо. Светит ей луна. Облокотясь, Татьяна пишет. И всё Евгений на уме, И в необдуманном письме Любовь невинной девы дышит. Письмо готово, сложено…

Татьяна! для кого ж оно?

За что ж виновнее Татьяна? За то ль, что в милой простоте Она не ведает обмана И верит избранной мечте? За то ль, что любит без искусства, Послушная влеченью чувства, Что так доверчива она, Что от небес одарена Воображением мятежным, Умом и волею живой, И своенравной головой, И сердцем пламенным и нежным? Ужели не простите ей

Вы легкомыслия страстей?

Кокетка судит хладнокровно, Татьяна любит не шутя И предается безусловно Любви, как милое дитя. Не говорит она: отложим — Любви мы цену тем умножим, Вернее в сети заведем; Сперва тщеславие кольнем Надеждой, там недоуменьем Измучим сердце, а потом Ревнивым оживим огнем; А то, скучая наслажденьем, Невольник хитрый из оков

Всечасно вырваться готов.

Еще предвижу затрудненья: Родной земли спасая честь, Я должен буду, без сомненья, Письмо Татьяны перевесть. Она по-русски плохо знала, Журналов наших не читала, И выражалася с трудом На языке своем родном, Итак, писала по-французски… Что делать! повторяю вновь: Доныне дамская любовь Не изъяснялася по-русски, Доныне гордый наш язык

К почтовой прозе не привык.

Не дай мне Бог сойтись на бале Иль при разъезде на крыльце С семинаристом в желтой шале Иль с академиком в чепце! Как уст румяных без улыбки, Без грамматической ошибки

Я русской речи не люблю.

Письмо Татьяны предо мною; Его я свято берегу, Читаю с тайною тоскою И начитаться не могу.

Письмо Татьяны к Онегину

Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать? Теперь, я знаю, в вашей воле Меня презреньем наказать. Но вы, к моей несчастной доле Хоть каплю жалости храня, Вы не оставите меня.

Сначала я молчать хотела; Поверьте: моего стыда Вы не узнали б никогда, Когда б надежду я имела Хоть редко, хоть в неделю раз В деревне нашей видеть вас, Чтоб только слышать ваши речи, Вам слово молвить, и потом Всё думать, думать об одном И день и ночь до новой встречи.

Но говорят, вы нелюдим; В глуши, в деревне всё вам скучно, А мы… ничем мы не блестим, Хоть вам и рады простодушно.

Зачем вы посетили нас? В глуши забытого селенья Я никогда не знала б вас, Не знала б горького мученья. Души неопытной волненья Смирив со временем (как знать?), По сердцу я нашла бы друга, Была бы верная супруга И добродетельная мать. Другой!..

Нет, никому на свете Не отдала бы сердца я! То в вышнем суждено совете… То воля неба: я твоя; Вся жизнь моя была залогом Свиданья верного с тобой; Я знаю, ты мне послан Богом, До гроба ты хранитель мой… Ты в сновиденьях мне являлся, Незримый, ты мне был уж мил, Твой чудный взгляд меня томил, В душе твой голос раздавался Давно… нет, это был не сон! Ты чуть вошел, я вмиг узнала, Вся обомлела, запылала И в мыслях молвила: вот он! Не правда ль? я тебя слыхала: Ты говорил со мной в тиши, Когда я бедным помогала Или молитвой услаждала Тоску волнуемой души? И в это самое мгновенье Не ты ли, милое виденье, В прозрачной темноте мелькнул, Приникнул тихо к изголовью? Не ты ль, с отрадой и любовью, Слова надежды мне шепнул? Кто ты, мой ангел ли хранитель Или коварный искуситель: Мои сомненья разреши. Быть может, это всё пустое, Обман неопытной души! И суждено совсем иное… Но так и быть! Судьбу мою Отныне я тебе вручаю, Перед тобою слезы лью, Твоей защиты умоляю… Вообрази: я здесь одна, Никто меня не понимает, Рассудок мой изнемогает, И молча гибнуть я должна. Я жду тебя: единым взором Надежды сердца оживи Иль сон тяжелый перерви, Увы, заслуженным укором! Кончаю! Страшно перечесть… Стыдом и страхом замираю… Но мне порукой ваша честь,

И смело ей себя вверяю…

Но вот уж лунного луча Сиянье гаснет. Там долина Сквозь пар яснеет. Там поток Засеребрился; там рожок Пастуший будит селянина. Вот утро: встали все давно,

Моей Татьяне всё равно.

Она зари не замечает, Сидит с поникшею главой И на письмо не напирает Своей печати вырезной. Но, дверь тихонько отпирая, Уж ей Филипьевна седая

Приносит на подносе чай.

«Ах! няня, сделай одолженье». — «Изволь, родная, прикажи». «Не думай… право… подозренье… Но видишь… ах! не откажи». — «Мой друг, вот Бог тебе порука». — «Итак, пошли тихонько внука С запиской этой к О… к тому… К соседу… да велеть ему, Чтоб он не говорил ни слова, Чтоб он не называл меня…» —

«Кому же, милая моя?

«Ах, няня, няня! до того ли? Что нужды мне в твоем уме? Ты видишь, дело о письме К Онегину». – «Ну, дело, дело. Не гневайся, душа моя, Ты знаешь, непонятна я… Да что ж ты снова побледнела?» — «Так, няня, право, ничего.

Пошли же внука своего». —

Но день протек, и нет ответа. Другой настал: всё нет, как нет. Бледна как тень, с утра одета, Татьяна ждет: когда ж ответ? Приехал Ольгин обожатель. «Скажите: где же ваш приятель? — Ему вопрос хозяйки был. — Он что-то нас совсем забыл». Татьяна, вспыхнув, задрожала. «Сегодня быть он обещал, — Старушке Ленский отвечал, — Да, видно, почта задержала». — Татьяна потупила взор,

Как будто слыша злой укор.

Задумавшись, моя душа, Прелестным пальчиком писала На отуманенном стекле

Заветный вензель О да Е.

И между тем душа в ней ныла, И слез был полон томный взор. Вдруг топот!.. кровь ее застыла. Вот ближе! скачут… и на двор Евгений! «Ах!» – и легче тени Татьяна прыг в другие сени, С крыльца на двор, и прямо в сад, Летит, летит; взглянуть назад Не смеет; мигом обежала Куртины, мостики, лужок, Аллею к озеру, лесок, Кусты сирен переломала, По цветникам летя к ручью,

И, задыхаясь, на скамью

Упала… «Здесь он! здесь Евгений! О Боже! что подумал он!» В ней сердце, полное мучений, Хранит надежды темный сон; Она дрожит и жаром пышет,

И ждет: нейдет ли? Но не слышит.

Но наконец она вздохнула И встала со скамьи своей; Пошла, но только повернула В аллею, прямо перед ней, Блистая взорами, Евгений Стоит подобно грозной тени, И, как огнем обожжена, Остановилася она. Но следствия нежданной встречи Сегодня, милые друзья, Пересказать не в силах я; Мне должно после долгой речи И погулять и отдохнуть:

Докончу после как-нибудь.

Источник: https://evgenij-onegin.ru/kratkoe-soderjanie-50/glava-tretya-2/

Аркадий Красильщиков, «Пушкин, Онегин и педофилия»

?Сексолог Александр Котровский выдвинул сенсационную версию прочтения знаменитого романа Александра Пушкина…Разговор о Пушкине зашел почти случайно. С кандидатом медицинских наук мы беседовали о волне педофилии, которая захлестнула страну.- Что делать? Брать пример с Евгения Онегина! – заявил доктор.

– Он же не стал совращать малолетнюю Татьяну, хотя девочка сама предложила ему себя.
Онегин должен стать образцом для школьников. Смотрите, ребята, вот настоящий мужчина! Меньше было бы в стране педофилов…Сейчас ведь что ни день появляются сообщения о детях – жертвах насилия.

Госдума уже предлагает давать пожизненное заключение тем, кто совершил сексуальные действия с подростками моложе 14 лет. А Татьяне было 13!– Не может быть! – изумился я.– Может! Пушкина надо внимательнее читать. Четвертую главу Онегина.И я услышал новую и, прямо скажу, слегка ошеломившую меня трактовку романа – с точки зрения сексолога. Вот она.

– Пора наконец восстановить справедливость! 26-летний мужчина вполне естественно отказал 13-летней, а его за этот благородный поступок прогрессивная общественность осуждает!


Обратимся к роману
:

— В 17 лет Евгений стал посещать балы.- Имел много половых связей с замужними женщинами.- И со взрослыми девушками, которым «наедине давал уроки в тишине».- Он же был гений «в науке страсти нежной».- Имел сильную половую конституцию.- В 26 лет он очутился в глухой деревне, оформляя наследство богатого дяди.- Все любовницы остались в Петербурге. Он испытывал вынужденное половое воздержание.

— И тут 13-летняя помещичья дочь предлагает ему себя: «То воля неба: я твоя!»

— Он отказывает — свидетельство того, что он имел нормальное психосексуально ориентированное по полу и возрасту либидо.- Его тянуло к зрелым женщинам, половозрелым девушкам. Но не к девочкам!- Романтических чувств к Татьяне у него тоже не было.- Оценил, что и ее чувство незрелое. Начиталась девочка любовных романов, решила реализовывать свое романтическое либидо.- Тут подвернулся загадочный человек из столицы.- И ведь Евгений сохранил в тайне сам факт письма, не стал хвастаться и компрометировать Татьяну. Настоящий мужчина!– А почему тогда наш идеал к замужней Татьяне страстью воспылал?– После долгих скитаний вернулся в Петербург. На первом же балу увидел самую красивую даму столицы, тотчас в нее влюбился и попытался сблизиться.Рискуя своей репутацией и репутацией Татьяны и ее мужа. Значит, сохранилось нормальное либидо.На девочку не среагировал, а на взрослую красавицу – мгновенно! Он же с трудом узнал ту самую Татьяну.Еще одно подтверждение. Будь она взрослой девушкой при первой их встрече, вряд ли бы изменилась до неузнаваемости.А 13-летняя спустя 3 – 4 года преобразилась.Кстати, в начале XIX века царили совсем другие нравы.И, если бы Онегин сблизился с Татьяной, это восприняли бы нормально.Но, к сожалению, сложилось мнение, что Татьяна – жертва, страдалица, a Онегин – ловелас, нанесший ей глубокую душевную травму.На самом деле он – герой нашего времени.***

Читайте также:  "цыганы": читать поэму а.с. пушкина

… Я слушал фантастическую версию сексолога, а в голове билась одна мысль:
«Не может быть! Не может быть 13 лет Татьяне, русской душою!»
Напутал сексолог! Думаю, что и читатели пребывают в шоке.

Вернувшись домой, обложился сочинениями Пушкина, воспоминаниями его современников, трудами пушкинистов, литературоведов, начиная с неистового Виссариона Белинского.Даже Овидия Назона откопал, пострадавшего за науку страсти нежной. Три дня изучал, сравнивал.И вот что мне открылось…Первым делом я открыл четвертую главу «Онегина», на которую ссылался сексолог.

Она начинается со знаменитых строк:Чем меньше женщину мы любим,Тем легче нравимся мы ей.А вот в продолжение обычно никто не вникает, хотя в них-то и содержится разгадка тайны романа!И тем ее вернее губимСредь обольстительных сетей.Разврат, бывало, хладнокровныйНаукой славился любовной,Сам о себе везде трубяИ наслаждаясь не любя.

Но эта важная забаваДостойна старых обезьянХваленых дедовских времян…

(В письме младшему брату Льву 23-летний поэт выразился более конкретно:
«Чем меньше любят женщину, тем скорее могут надеяться обладать ею, но эта забава достойна старой обезьяны XVIII века»
.

Он еще не садился за «Онегина». – Е.Ч.)

Кому не скучно лицемерить,Различно повторять одно,Стараться важно в том уверить,В чем все уверены давно,Все те же слышать возраженья,Уничтожать предрассужденья,Которых не было и нетУ ДЕВОЧКИ В ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ!

Итак, главный вопрос: откуда же взялась в романе ТРИНАДЦАТИЛЕТНЯЯ девочка, о которой думал наш герой, получив письмо Лариной?Кто она? Няня Татьяны? (Все опрошенные мною учителя и просто интеллигенты мгновенно указывали на старушку!)Та действительно пошла под венец в 13 лет, но развратом старых обезьян там и не пахло.Супруг Ваня был еще моложе!Да и не знал Онегин о раннем замужестве какой-то няни – Татьяна о ней не писала, а лично до объяснения в саду вообще с любимым не разговаривала.Случайная опечатка?Я открыл дореволюционное собрание сочинений Пушкина XIX века с ятями. Тоже – «тринадцать».Для рифмы вставлено словечко? С таким же успехом можно было написать «пятнадцать» и «семнадцать».Девочка – абстрактная фигура, для красного словца? Но у Пушкина ничего случайного в стихах нет. Он всегда точен даже в деталях.Выходит, 13 лет было Татьяне Лариной, когда та отправила Евгению письмо?! Ведь больше в романе нигде ее возраст не указан.А Пушкин везде сообщал возраст своих героинь. Даже старенькой пиковой дамы.(Исключение – старуха с разбитым корытом и Людмила, невеста Руслана. Но то ж сказки.)А уж в главном романе своей жизни тем более не мог нарушить традицию.Про мужчин-то он не забыл:- Ленскому «без малого осьмнадцать лет».- Самого Онегина впервые мы тоже видим «философом в осьмнадцать лет», собирающимся на бал.

На балы герой «убил восемь лет, утратя жизни лучший цвет». Получится 26.

Точно по Пушкину: «Дожив без цели, без трудов до двадцати шести годов».

Есть в романе и откровенные намеки на юный возраст Татьяны:
«Она в семье своей родной казалась ДЕВОЧКОЙ чужой»
.

В куклы и горелки не играла, с младшей Оленькой и ее «маленькими подругами» на луг не ходила.

А взахлеб читала любовные романы:Британской музы небылицыТревожат сон отроковицы.

Oтрок, отроковица – возраст от 7 до 15 лет, утверждает знаменитый толковый словарь Владимира Даля.Врач Даль был современник поэта, он дежурил у постели смертельно раненного Пушкина.Воспылав страстью к Онегину, девочка спрашивает у няни, была ли та влюблена?
И полно, Таня! В ЭТИ ЛЕТАМы не слыхали про любовь;А то бы согнала со светаМеня покойница свекровь.В ЭТИ (то есть Танины) ЛЕТА няня уже пошла под венец. А было ей, напомню,13 лет.

Онегин, возвращаясь с бала, где увидел впервые генеральшу, светскую даму, спрашивает себя:Ужель та самая Татьяна?Та ДЕВОЧКА… Иль это сон?Та ДЕВОЧКА, которой онпренебрегал в смиренной доле?»

Вам была не новостьСмиренной ДЕВОЧКИ любовь?– дает отповедь герою сама Татьяна.

Продолжим чтение четвертой главы, где явилась 13-летняя девочка:…получив посланье Тани,Онегин живо тронут был…Быть может, чувствий пыл старинныйИм на минуту овладел;Но обмануть он не хотелДоверчивость души невинной.

Выходит, Евгений не захотел, подобно старой развратной обезьяне, погубить невинную девочку. И потому ответил отказом.

Тактично взяв всю вину на себя, чтобы не травмировать Татьяну. И в конце свидания дал девочке добрый совет:Учитесь властвовать собою;Не всякий вас, как я, поймет;К беде неопытность ведет.

Прочитал внимательно Александра Сергеевича и понял вдруг, какой же глупостью мы вынуждены были заниматься в школе, мучаясь над сочинениями о взаимоотношениях Евгения и Татьяны!

Пушкин же все сам объяснил и сам же вынес оценку поступку своего героя:Вы согласитесь, мой читатель,Что очень мило поступилС печальной Таней наш приятель.

***А сколько ж тогда было Ольге, на которой собирался жениться 17-летний Ленский? Максимум 12. Где это написано?В данном случае Пушкин лишь указал, что Оля была младшей сестрой 13-летней Татьяны.»Чуть отрок» (лет 8 по Далю) Ленский был свидетель умиленный ее МЛАДЕНЧЕСКИХ забав. (Младенец – до 3 лет. От 3 до 7 – дитя).Считаем: если ему было 8 лет, то ей – 2 – 3 года. К моменту дуэли ему – без малого 18, ей – 12.

А помните, как возмутился Ленский, когда Оля танцевала с Онегиным?Чуть лишь из пеленок,Кокетка, ветреный ребенок!Уж хитрость ведает она,Уж изменять научена!

Вы, конечно, шокированы. В таком возрасте – и замуж?!

Не забывайте, какое время было.

Вот что писал в статье об Онегине Белинский:«Русская девушка не женщина в европейском смысле этого слова, не человек: она нечто другое, как невеста…

Едва исполнится ей двенадцать лет, и мать, упрекая ее в лености, в неумении держаться…, говорит ей:«Не стыдно ли вам, сударыня: ведь вы уже невеста!»

А в 18, по Белинскому:«она уже не дочь своих родителей, не любимое дитя их сердца, а тягостное бремя,готовый залежаться товар, лишняя мебель, которая, того и гляди, спадет с цены и не сойдет с рук».
– Такое отношение к девушкам, ранние браки объясняются не дикостью обычаев, а здравым смыслом, – утверждает сексолог Котровский.– Семьи тогда были, как правило, многодетные – аборты церковь запрещала, а надежных противозачаточных средств не было.Родители старались поскорее выдать девушку («лишний рот») замуж в чужую семью, пока та выглядит молодо.Да и приданого за нее требовалось меньше, чем за увядшую деву. (Девка-вековуха – как осенняя муха!)В случае с Лариными ситуация была еще острее. Отец девочек умер, невест надо было срочно пристраивать!

Юрий Лотман, знаменитый литературовед, в комментариях к роману писал:«В брак молодые дворянки в начале XIX века вступали рано. Правда, частые в XVIII веке замужества 14 – 15-летних девочек начали выходить из обычной практики, и нормальным возрастом для брака сделались 17 – 19 лет.

Ранние браки, бывшие в крестьянском быту нормой, в конце XVIII века нередки были и для не затронутого европеизацией провинциального дворянского быта. А. Лабзина, знакомая поэта Хераскова, была выдана замуж, едва ей минуло 13 лет.Мать Гоголя обвенчали в 14.

Однако время первых увлечений молодой читательницы романов начинались значительно раньше. И окружающие мужчины смотрели на молодую дворянку как на женщину уже в том возрасте, в котором последующие поколения увидали бы в ней лишь ребенка.23-летний поэт Жуковский влюбился в Машу Протасову, когда ей было 12.

Герой «Горя от ума» Чацкий влюбился в Софью, когда ей было 12 – 14 лет».

* * *Вроде все складно получается. И все же, каюсь, дорогой читатель, меня постоянно терзал один вопросик:Ну почему, почему Пушкин назначил своей любимой героине 13 лет?Все другие его влюбленные героини были постарше:- Дуня, дочь станционного смотрителя, убежала с гусаром после 14 лет;- Барышне-крестьянке Лизе, возлюбленной Дубровского Маше Троекуровой, Марье Гавриловне из «Метели» 17 стукнуло.- Капитанской дочке Маше – все 18.А тут… И вдруг осенило!Да он же сознательно сделал Татьяну столь юной!Если бы Онегин отверг любовь 17-летней Лариной, к нему действительно могли возникнуть вопросы. Черствый человек!Но именно юным ее возрастом Пушкин смог подчеркнуть нравственность своего любимого героя, которого во многом списал с себя.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
КОТРОВСКИЙ Александр Викторович, 62 года. Кандидат медицинских наук, венеролог, сексолог.Имеет более 70 научных трудов по вопросам медицины, здорового образа жизни.Друзья называют его ходячей медицинской энциклопедией. Работает в Москве. Женат.


ПАРАЛЛЕЛИ
:

В русской литературе есть только одна героиня, которая по любви читателей приближается к Татьяне Лариной — Наташа из «Войны и мира» Льва Толстого.Тоже дворянка. Девочку мы впервые встречаем в день ее именин.

Влюбленная в офицера Друбецкого, она поймала Бориса в укромном месте и поцеловала в губы.

Смущенный Борис тоже признался девочке в любви, но попросил больше не целоваться 4 года:
«Тогда я буду просить вашей руки»
.

Наташа стала считать по тоненьким пальчикам:
«Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать»
.Ей было 13.Ситуация точь-в-точь как в «Евгении Онегине». Но она споров не вызывает.А в это время ее отец, граф Ростов, вспоминает в светской беседе, что их матери выходили замуж в 12 – 13 лет.

ПРОТИВОРЕЧИЕ?
Юрий Лотман ссылается на переписку Пушкина с Вяземским:- Князь нашел противоречия в признании героини

— Поэт ответил, что это «письмо женщины, к тому же 17-летней, к тому же влюбленной!»

— Казалось бы, спорить не о чем.

— Но попробуем возразить. Поэт отвечал приятелю в явном раздражении:
— «Дивлюсь, как письмо Татьяны очутилось у тебя. Истолкуй это мне»

— Интрига в том, что князь мечтал сам издать третью главу, но Пушкин отдал ее брату.- И она еще не вышла в свет!- Откуда же утечка информации?Поэт сочинял роман в стихах целых 8 лет! И печатал отдельными главами по мере их готовности.- Он мог тогда просто отписаться князю про 17 лет. Или не хотел раскрывать возраст героини.- Но, самое главное, в тот момент Пушкин еще не садился за 4-ю главу, где и появляется девочка в 13 лет.- Первоначальный замысел мог измениться…- Но даже Лотман никак не прокомментировал девочку без предрассудков…- Хотя возраст Онегина и Ленского он обозначил строго по роману.___________________________________________________________

http://a.kras.cc/2015/05/blog-post_858.html


Их ндравы

Источник: https://hojja-nusreddin.livejournal.com/3821819.html

А. С. Пушкин: «Евгений Онегин». Неожиданные факты о герое

Новичок, начни здесь!

 В сообществе рабынь культуры

Стараньем беспощадных кур, Что с помощью литературы, Девчонок превращают в дур: Построенный на «Ох!» и «Ах!», Да с «бабочками в животах», Плодится гаденький шаблон. И, точно, будет найден он У трёх живущих поколений, Писавших кучу сочинений, Где под копирку лишь одно: Бедняжка милая, Татьяна, В душе, которой нет изъяна. Онегин — подлое говно.

Кисель нам этот лили в уши С потоками высоких фраз. Но, может, хватит это кушать? Роман откроем ещё раз? Бурленье говн и обвиненья, Сего вопроса освещенье, И вопли, вроде «Ты — дурак!», Вмиг породит. Без них никак. Предвижу взрывы пуканов Людей, чей ум от их «ученья» — Удел достойных сожаленья, Не стоит протертых штанов. Вас ждёт открытие, друзья.

Был удивлен, признаюсь, я.

                     Павел Иванов.

Эпиграф добавлен по просьбе одного из читателей. См  https://vk.com/wall-91197287_164

Всем известен без преувеличения эпохальный стихотворный роман Александра Пушкина «Евгений Онегин». Это произведение вполне заслуженно считается одним из лучших творений потомка «арапа Петра Великого». Поэт его писал на протяжении долгих 7 лет – с 1823 по 1831 годы. Роман был, по словам автора «плодом ума холодных наблюдений и сердца горестных замет».

Роман с незапамятных времен изучают еще в школе.

Наверняка все мы помним, как еще будучи школярами, мы вдоль и поперек прохаживались по незадачливому Онегину, который посмел отвергнуть любовь Татьян Лариной, позднее воспылав страстью к ней же.

Онегин, такой-сякой, писали мы каждый в свое время, нанес деревенской девушке невообразимую душевную травму своим отказом, а потом, извольте видеть, снова заявился, ну ни стыда, ни совести у ловеласа…

Что же представляет собой Евгений Онегин? Основное действие романа разворачивается, когда ему было 26 лет. Почему именно 26? Так Пушкин чётко указывает его возраст! Он появляется на страницах книги, будучи «философом в осьмнадцать лет». Далее он живет в свое удовольствие: посещает балы, театры, балет.

Не забывает он и про женщин – как  девушек, так и замужних, которым он «наедине давал уроки в тишине». Как вы понимаете, это были вовсе не уроки алгебры. В общем, ведёт самый обычный для человека его возраста и социального положения образ жизни в то время.

«Дожив без цели, без трудов до двадцати шести годов».

                                                        В красавиц он уж не влюблялся,

А волочился как-нибудь;

Откажут — мигом утешался;

Изменят — рад был отдохнуть.

Он их искал без упоенья,

А оставлял без сожаленья,

Чуть помня их любовь и злость.

Так точно равнодушный гость

На вист вечерний приезжает,

Садится; кончилась игра:

Он уезжает со двора,

Спокойно дома засыпает

И сам не знает поутру,

Куда поедет ввечеру.

Волею судьбы он оказался в глухой деревне, оформляя наследство богатого дяди, того самого, который был «самых честных правил». Привычный к разгульной столичной житухе, к обилию любовниц, он чувствовал себя наверняка весьма неуютно в Богом забытой деревенской дыре. К тому же испытывая вынужденное половое воздержание.

И тут деревенская девчонка Татьяна Ларина предлагает ему себя! «То воля неба – я твоя» — пишет она ему.

А Онегин неожиданно вдруг отшивает ее! С чего бы вдруг? Привыкший к «высочайше утвержденной» школьной версии неискушенный читатель воскликнет: «Так он же кобелино! То «не хочу», то «хочу» — чёрта с два поймешь избалованного петербургского мажора, привыкшему затаскивать в постель дамочек различного калибра и положения!»

Я, братцы, грешен, сам тоже так думал. Но вот как-то, уже во взрослой жизни перечитал роман и…

Читайте также:  Главные герои "сказки о царе салтане" пушкина: описание и характеристики

Позвольте, уважаемые читатели, сначала озвучить сенсацию. Возможно, для кого-то она и не покажется таковой, не исключено, что кто-то из вас и без меня всё уже понял. Но для меня лично это явилось нешуточным литературоведческим открытием. Тем более для меня приятным, что я его совершил сам, без подсказок (честно!). Смею тешить себя надеждами, что первым.

 Итак, откроем четвёртую главу. Она начинается с известных строк:

Чем меньше женщину мы любим,

Тем больше нравимся мы ей… 

А дальше? А дальше вот что:

                                                              …И тем ее вернее губим

Средь обольстительных сетей.

Разврат, бывало, хладнокровный

Наукой славился любовной,

Сам о себе везде трубя

И наслаждаясь не любя.

Но эта важная забава

Достойна старых обезьян

Хваленых дедовских времян.

Ловласов обветшала слава

Со славой красных каблуков

И величавых париков.

 Кому не скучно лицемерить,

Различно повторять одно,

Стараться важно в том уверить,

В чем все уверены давно,

Все те же слышать возраженья,

Уничтожать предрассужденья,

Которых не было и нет

У девочки в тринадцать лет.

Вот оно! В одной-единственной строчке заключена тайна всего романа!!! «У девочки в тринадцать лет». А кто же эта девочка? Никто другой, как Татьяна Ларина! Ни о ком ином речь просто не может идти!

Может, «девочка» – это случайная опечатка? Но нет, чуть ранее ясно сказано, что «она (Татьяна) в семье своей родной казалась девочкой чужой». Снова девочка!

Татьяна, увидев Онегина и воспылав к нему страстью, доверила свой «маленький девичий секрет» няне, душной летней ночью спросив у нее про любовь. «Да как же ты венчалась, няня?» Та без задней мысли и утайки отвечает воспитаннице:

                                                    «Так, видно, бог велел. Мой Ваня

Моложе был меня, мой свет,

А было мне тринадцать лет…»

И снова тринадцать лет. А супруг еще моложе! Но может, Татьяна во время событий романа все же старше? Мало ли что кому покажется! Ан нет, читаем дальше: 

                                                      И полно, Таня! В эти лета

Мы не слыхали про любовь!

А то бы согнала со света

Меня покойница свекровь! 

«В эти лета…» В эти, то есть в Танины лета, няню повели под венец. В тринадцать лет. Вот так вот, други.

Татьяна сознается, что она, похоже, влюбилась:

«Я не больна:

Я… знаешь, няня… влюблена»

«Дитя мое, господь с тобою!» –

И няня девочку с мольбой

Крестила дряхлою рукой. 

И тут «девочка»

Да и в конце романа, когда Онегин вернулся в Петербург из странствий, он, увидев на балу повзрослевшую Татьяну, удивился:

                                                       «Ужель та самая Татьяна?

Та девочка… Иль это сон?

Та девочка, которой он пренебрегал?..» 

«Ужели вам была не в новь смиренной девочки любовь?» — ехидничает  Татьяна в ответ. Впрочем, об особенностях поведения Татьяны в конце романа – чуть ниже.

Понятно? Не оттого Онегин отверг «смиренной девочки любовь», что был таким бездушным бабником, а оттого, что его просто-напросто не тянуло на малолеток! Он имел вполне нормальную сексуальную ориентацию.

Евгений испытывал влечение ко взрослым женщинам, к молодым девушкам. Но не к девочкам.

Ну а когда прошло пять лет, которые он провел вдали от Петербурга, скрываясь от властей после дуэли с Ленским, тринадцатилетняя соплюшка расцвела, превратившись в красивую молодую женщину, к которой Онегин никак не мог остаться равнодушным.

А что если бы герой все же решился переспать с Татьяной? Ведь автор пишет, что совершенно равнодушным как удав к девичьим чувствам юной Лариной Онегин не остался. Мог бы и не справиться с гормонами и либидо. И что тогда бы случилось?

Да ничего страшного. В то время, в XIX столетии, на такие вещи смотрели куда проще, чем сейчас. Окружающие вполне нормально восприняли бы секс 26-летнего мужчины и 13-летней девочки. Такие уж тогда были обычаи. И они продиктованы не дикостью нравов, а здравым смыслом.

Замуж выдавали рано, средняя продолжительность жизни была невелика, смертность огромная. Дочерей старались выпихнуть из семьи как можно раньше. Как только у мелкой девчушки появлялись женские признаки – всё, невеста готова, пора б уже и женихов присматривать.

Семьи были многодетными, аборты церковь запрещала, а про контрацептивы тогда и слыхом не слыхивали. Уровень жизни среднего обывателя Российской империи был достаточно низким. Родители старались сбыть с рук девушку, пока она молодо выглядит, пока она высоко котируется на брачно-сексуальном рынке и есть возможность выбирать женихов.

Да и приданого за нее меньше требуется. В случае с Лариными ситуация была еще острее. Отец умер, девчонок надо было срочно пристраивать!

Так что мать вряд ли была бы против брака дочерей с блестящими молодыми кавалерами из самой столицы! Не чета местным сиволапым женихам из глубинки. Тем более, что младшая Ольга уже была обручена с Ленским и вопрос ее замужества и переезда уже стоял на повестке дня.

Кстати, Ольга по своей глупости сама все разрушила, начав танцевать на балу с Онегиным. Что жениха преизрядно разозлило:

Чуть лишь из пеленок,

Кокетка, ветреный ребенок!

Уж хитрость ведает она,

Уж изменять научена! 

Дело закончилось дуэлью и смертью  Ленского. Ленский тоже, впрочем, хорош гусь. Устроил алений турнир из-за соплячки и сам пал жертвой. Кстати, малолетняя шлюшка Ольга не сильно горевала из-за кончины возлюбленного:

Не долго плакала она.

       Увы! Невеста молодая

       Своей печали неверна.

       Другой увлек ее вниманье,

       Другой успел ее страданье

       Любовной лестью усыпить,

       Улан умел ее пленить,

       Улан любим ее душою…

       И вот уж с ним пред алтарем

       Она стыдливо под венцом

       Стоит с поникшей головою,

       С огнем в потупленных очах,

       С улыбкой легкой на устах.

Что ж, не первый и, к сожалению, не последний раз в жизни мужчина гибнет из-за шалавистой ОЖП-шки, пусть ей еще тринадцати нетути…

Но я отвлекся. Итак, Онегин получил Танино письмо…

…получив посланье Тани,

Онегин живо тронут был…

Быть может, чувствий пыл старинный

Им на минуту овладел;

Но обмануть он не хотел

Доверчивость души невинной. 

Что мы видим? Онегин не стал развращать ребенка, имея для этого все возможности. Он же не дурак и прекрасно понял, что так называемая «любовь» Татьяны – всего лишь незрелое чувство девчонки – подростка, начитавшейся любовных романов:

Британской музы небылицы

Тревожат сон отроковицы… 

А уж как восприняла сама Таня Ларина Евгения – тут уж, как говорится, без комментариев. Как принца на белом коне – извечная мечта любой ОЖП во все времена: 

                                                     Счастливой силою мечтанья

Одушевленные созданья,

Любовник Юлии Вольмар, 

Малек-Адель и де Линар, 

И Вертер, мученик мятежный, 

И бесподобный Грандисон, 

Который нам наводит сон… 

Все для мечтательницы нежной 

В единый образ облеклись, 

В одном Онегине слились.

Во время объяснения в саду Онегин, стараясь не травмировать «доверчивость души невинной» Татьяны, как можно деликатнее говорит ей:

Что может быть на свете хуже

Семьи, где бедная жена

Грустит о недостойном муже

И днем и вечером одна;

Где скучный муж, ей цену зная

 (Судьбу, однако ж, проклиная),

Всегда нахмурен, молчалив,

Сердит и холодно-ревнив!

Таков я. И того ль искали

Вы чистой, пламенной душой,

Когда с такою простотой,

С таким умом ко мне писали?

Ужели жребий вам такой

Назначен строгою судьбой? 

И под конец дает девочке добрый совет:

Учитесь властвовать собою,

Не всякий вас, как я, поймет:

К беде неопытность ведет. 

И вот за этот без пафоса благородный поступок Онегина уже много десятилетий смешивают с грязью и чуть ли не матом кроют! Хотя сам Пушкин дал вполне ясную оценку:

Вы согласитесь, мой читатель,

Что очень мило поступил

С печальной Таней наш приятель.

                                                             Не в первый раз он тут явил

Души прямое благородство,

Хотя людей недоброхотство

В нем не щадило ничего…

Чёрт возьми, но почему же Пушкин дал Татьяне всего 13? Прочие его героини старше. Дочь станционного смотрителя Дуня сбежала с гусаром, как только ей стукнуло 14. Маше Троекуровой из «Дубровского» уже 17, а капитанской дочке – и все 18, старая дева по понятиям того времени.

Для рифмы? Так можно было написать и «девушка» вместо «девочка» — тоже в рифму. Вместо «тринадцати» пиши, что угодно – «пятнадцать», «семнадцать». Нет, тут что-то другое.

Автор неоднократно подчёркивает свое положительное отношение к Онегину и таким образом он подчеркнул высокую нравственность своего любимого героя.

Ну и как Татьяна отплатила Онегину за его благородство? А никак. Вернее, так, как это делали женщины, похоже, во все времена.

Спустя пять лет, став женой важного родовитого генерала, деревенская соплячка, только вчера еще приехавшая из зачуханной деревушки, моментально возомнила себя пупом земли и начала строить из себя этакую козу валдайскую.

Онегин ей пишет письмо за письмом, но новоявленная генеральша, купившая известным местом  положение в обществе, не снисходит до какого-то плебса. Ну и что с того, что в своё время Онегин ответил ей сразу? Не генеральское это дело.

Ответа нет. Он вновь посланье:

Второму, третьему письму

Ответа нет. В одно собранье

Он едет; лишь вошел… ему

Она навстречу. Как сурова!

Его не видят, с ним ни слова;

У! Как теперь окружена

Крещенским холодом она 

Татьяна в прямом смысле издевается над Онегиным, волею судьбы внезапно оказавшимся ниже ее по социальной лестнице. Тут уж она дает полную волю своему мстительному  чувству!

Тогда — не правда ли? — в пустыне,

Вдали от суетной молвы,

Я вам не нравилась… Что ж ныне

Меня преследуете вы?..

…если вашей Тани

Вы не забыли до сих пор,

То знайте: колкость вашей брани,

Холодный, строгий разговор,

Когда б в моей лишь было власти,

Я предпочла б обидной страсти

И этим письмам и слезам.

К моим младенческим мечтам

Тогда имели вы хоть жалость,

Хоть уважение к летам…

А нынче! — что к моим ногам

Вас привело? какая малость!

Как с вашим сердцем и умом

Быть чувства мелкого рабом? 

И в коне концов генеральша Ларина применяет прием, хорошо известный всем нам – отправляет Онегина во френдзону:

                                                     Я вас люблю (к чему лукавить?),

                                                     Но я другому отдана

       И буду век ему верна. 

Каково? Онегин пощадил чувства Татьяны, когда та была еще ребёнком, тактично сказав, что, мол, ты прекрасна, спору нет, но я тебя недостоин.

А мог бы выразиться примерно в том роде: ну куда ты лезешь, иди в куклы играй, сиськи еще не отросли, а туда же… Справедливо было бы ждать ответно-благородного хода со стороны Татьяны, когда пришла её очередь.

Только бедолага Онегин малость не учёл, что у всех ОЖП свои понятия о благородстве…

Кстати, если вы всерьез верите, что молодая генеральша будет век верна старенькому мужу при таком обилии молодых самцов в круге своего общения, то я искренне завидую вашему детски-незамутненному взгляду на жизнь.

Лично я, циник, отчего-то считаю, что Ларина вряд ли кому отказывала из молодых красавцев, наверняка вьюном крутившихся вокруг нее. Отказав  Онегину, таким образом она ему как бы объяснила: надо было брать, пока дают, а сейчас ты мне на понюх не нужен.

Посиди-ка пока на скамейке запасных, авось на что сгодишься…

Что самое интересное — школьники всех времен – и расцвета советской власти, и ее угасания, и «угара перестройки», и «лихих 90-х» и даже 2000-2010 годов – все постоянно пишут оно и то же.

Исторические эпохи следовали одна за другой, взгляды на исторических лиц и литературных персонажей менялись порой диаметрально противоположно в течение довольно коротких отрезков времени – а на Онегина взгляд не менялся! Так же, как и наши дедушки с бабушками, сегодня наши сыновья и дочери как под копирку уныло пишут в школьных сочинениях о том, какой плохой человек герой романа и как несчастна страдалица Татьяна…

Я выдвину свою теорию, а кто-либо другой может либо поддержать ее, либо опровергнуть.

Мне кажется, вся нехитрая подоплека кроется в пресловутом матриархальном воспитании школьников. Мужчина, отказавший женщине в близости, не укладывается в гиноцентрическую модель общества, где всё крутится вокруг Её Величества Женщины и Божественной Дыры.

Как! Этот подонок не оценил дара и посмел отказаться, гад, от Великого Влагалища! И неважно, что его обладательнице всего 13, важен сам факт! Сволочь! Заклеймить! И клеймят уже не одно десятилетие.

В куриных ОЖП-шных мозгах, видимо, не хватает места для мысли, что кто-то может просто повнимательнее прочесть бессмертный роман. Уничтожить классика кишка тонка, а вот замолчать неудобный момент – это пожалуйста, дело привычное.

Благо, что для изучения шедевров литературы явно не хватает школьных часов и школьники, дабы не схлопотать двойку, будут вынуждены писать убогое «сочинение» чуть ли не под диктовку учителя…

Источник: http://masculist.ru/blogs/post-3928.html

Ссылка на основную публикацию